Неля Шиндер

 

                                                

Капли дождя

 

Поздний вечер, затянувшееся тёмными дождевыми тучами небо и пустая улица. Ему было неважно, что идёт дождь, и тяжёлые капли насквозь пропитали всю его одежду. Густые чёрные волосы, тяжёлые джинсы с парой мелких дырок, давно не стираная майка, бледная кожа и… расширенные зрачки. Взгляд бездумно водил по улице, переходя с серого асфальта на тьму в окнах домов. Он не мог больше идти, поэтому отдыхал, сидя у стены здания. Голова не болела, падавшие за шиворот капли не мешали. Следы от уколов на руках скрывали рукава любимой кофты, превратившейся в грязную тряпку. Дождь продолжал шуметь в ушах, но парень не обращал на это никакого внимания. Неожиданно стало светло. Он увидел яркое солнце прямо перед собой. Стало тепло, приятно. Чей-то детский голос прервал эйфорию.

– Почему ты перестал быть сильным?

 Перед парнем расстилалась зелёная трава под падавшими на неё каплями. На этой траве стоял мальчик. Семилетний с грустью смотрел на то, каким стал в будущем.

– Неужели забыл? Мы ведь поклялись всегда быть сильными, что бы ни случилось. Почему…

На его глаза стали наворачиваться слёзы. Он подошёл к парню и схватил его за плечи. Лицо мальчика было искажено злостью, горем, обидой.

– Почему ты предал меня? – кричал он. – Я верил тебе! Я знал, что если буду верить в себя – смогу поверить в других. Ты всё предал! Я сильнее! Слышишь? Я сильный! Тогда почему ты сдался?

– Действительно, почему? – послышался другой голос.

Мальчик исчез. Вместо него на мокром асфальте стояла девушка. Шелковистые длинные волосы, лёгкое красивое платье и нежный взгляд. Она села на колени и коснулась пальцами его ноги. Прикосновение было холодным, но при том невероятно ласковым.

– Помнишь, как мы познакомились? Странно, но я по-настоящему люблю тебя. Даже после того, как ты отверг меня, других. Я каждый день считала, что между нами что-то есть. Мы встречаемся с 14-и лет. Ты умел поразить, умел дарить, не хотел отпускать меня, считая своим счастьем. Иногда я боялась твоей решительности, хоть она и привлекала больше всего, … но не тогда. Что произошло с твоими глазами? Куда подевалась улыбка? Где теперь слова о счастье? Всё ещё можно вернуть. Я ведь помогу тебе, ты же знаешь. И не только я. Пожалуйста, приди. Очнись, прошу. Это не тот сон, который сладок на самом деле. Я подарю настоящий сон, только возьми его…

– Всё из-за нас, да?

Взрослые муж и жена держались за руки. Женщина была в ужасе, а мужчина не знал, что сказать. Мать подошла к своему сыну и прижала его голову к своей груди. Она целовала густые волосы, тихо говоря:

– Мой милый…. Это из-за нас, да? Мы не должны были тебя бросать. Из-за нас ты хотел стать сильным, хотел счастья. Мы виноваты перед тобой, да?.... Что за чушь?

 Женщина посмотрела в его глаза укоризненно, срываясь на крик:

– Ты сам мог погибнуть тогда вместе с нами! Будь сильным! Ищи счастье! Не смей терять близких тебе людей! Забудь о нас! Забудь, слышишь? Что ты пытался заменить этой дрянью? Чего тебе не хватает? Ответь хотя бы для себя!

Парень смотрел через её плечо на отца. Тот стоял неподвижно. На холодном лице читалось презрение. Именно ему принадлежали все слова о силе и счастье, которые сын знал. Когда он успел забыть их? Когда решил уйти в эйфорию? Почему вообще так поступил? Раньше было настолько приятно, что не хотелось спрашивать себя. Сейчас тоже приятно. И все те голоса, видение тех, кого рядом нет, слабо влияют на сознание. Тяжёлые холодные капли падали на кожу. Их прохлада стала приятной. Казалось, всё его существование утонуло, растворилось в прозрачной луже. Хотелось закрыть глаза и уснуть надолго. Возможно, навсегда. Окружающий мир почти исчез, как чья-то рука крепко схватила его за плечо. Устало подняв голову, парень увидел своего друга, которого ещё днём пытался убить.

– Я нашёл его, – сказал он в телефон, после чего обратился к нему. – Поднимайся. Ты заставил нас волноваться.

Друг сложил трубку в карман и помог парню подняться. Он нёс его на спине, хотя и было тяжело. Издалека послышался напуганный крик. Девушка подбежала к ним, держала зонт над их головами, а сама мокла под дождём.

– Ты же заболеешь, – сказала она взволнованно.

Парень плохо понимал происходящее. Он только знал, что это на самом деле. Реальность не была похожа ни на что другое. Слабым тихим голосом он спросил, крепче ухватившись за шею друга:

– Я… смогу снова стать сильным?

Тяжёлые капли стучали по зонту. Раньше наркотики не приносили такого облегчения. Чего же ему было надо? Что он пытался заменить? На эти вопросы он так и не смог найти ответа.

 

 

Кукла

 

Часть 1 – Хлопок

 

Эта темнота была не похожа на какое-либо пространство. Никогда не разберёшься: где в ней потолок? Где стены? Где именно находится пол, по которому идёшь? Но в середине сплошного чёрного фона находилась цепь, прикованная к невидимым стенкам. На той цепи в несколько рядов висели всевозможные игрушки. Каждый в своём роде изображал человека. Будь то клоун, или балерина, или секретарь – все оказались подвешенными одной и той же особой, чьи шаги снова слышатся во мраке. Высокая фигура с женскими чертами тела шла на высоких каблуках по чёрному полу. Звук из-под её обуви раздавался повсюду. Длинные ярко-розовые волосы доставали почти до пяток. Она за пиджак тащила взрослого мужчину, потерявшего сознание. Он очнулся лишь тогда, когда оказался за ворот подвешен к последнему ряду цепи, рядом с грустным клоуном. Ему тут же стало страшно. Захотелось кричать, звать на помощь, сорваться с крючка, но у него не получалось. Неизвестная особа улыбнулась, глядя на свою очередную жертву, и отошла назад, встав перед всеми пленниками… Хлопок! Висящие неподвижно куклы задрожали, предвкушая движения. Мужчина пытался сопротивляться, но по его телу тоже начала проходить дрожь. Хлопок! Теперь марионетки были готовы к тому, чтобы их дёргали за ниточки. Человек почти перестал понимать происходящее, отчаянно не желая прощаться с разумом. Особа в коротком розовом платьице отбила в такт три хлопка. Куклы сделали то же самое. Непонятно откуда, начала звучать музыка, а она отбивала хлопки под её мелодию. Висящие на цепи бывшие люди повторяли за ней каждое движение этого лёгкого танца. Встать на одну ногу. Хлопок! Встать на другую ногу. Три хлопка! Они делали так каждый раз, когда к ним присоединялась новая жертва. Музыка становилась громче, улыбке на лице колдуньи делалась шире, а подвешенные на цепь хлопали вместе с ней, лишённые воли, жизни, человеческой души…

 В небольшой светлой палате находилось три человека, среди которых была больная девочка, лежавшая на кровати со своей любимой игрушкой. Доктор только что сообщил приятную новость: ей снова стало лучше. Отец был рад услышать эти слова в очередной раз.

– А когда она поправится? – спросил он.

– Не могу сказать точно. – Ответил врач. – Пока что до полного выздоровления далеко, но мы имеем основательные причины надеяться на такое чудо. У вашей дочери очень хороший ангел–хранитель.

– Да, это верно, – улыбнулся мужчина.

 Пятилетняя пациентка слабо улыбнулась, держа в руках свою керамическую куклу в длинном платье нежно-розового оттенка, и такого же цвета волосами...

                                       

 

Часть 2 – Нужна ещё жертва

 

Я лежала у неё на руках. Моя хозяйка каждое утро расчёсывает мне волосы аккуратно, бережно проводя по локонам игрушечной расчёской и приговаривает:

– Мари, ты такая красивая.

 А я сижу прямо перед ней. Не знаю, как это объяснить. Постоянно чувствую желание прикоснуться к моей хозяйке, обнять. Но даже если я так сделаю – она ничего не узнает. Кукла не может прорваться в мир людей. Только иногда удаётся забрать чью-то жизнь, чтобы подарить ей несколько дней облегчения. Девочка держит мои руки, касается моих волос, надевает на меня новое платье и разговаривает со мной так, словно мы подруги. Рассказывает обо всём, что думает. Между нами не тайн. Со своим живым отцом, который часто сюда приходит, она не так откровенна, как наедине со своей игрушкой.

– Мари, папа всегда радуется, когда врач говорит приятные новости. Думаю, я скоро поправлюсь. Наверное, меня действительно охраняет ангел. Он наверняка очень хороший, да? Как ты думаешь, Мари?

Потом моя хозяйка прикладывает ухо к моим керамическим губам, и делает вид, что слышит.

– Ты права! Он самый красивый на свете! Ты абсолютно права, Мари!

Да, именно это я и хотела сказать, раз того желает моя хозяйка. Интересно, в какую именно темноту попадают все жертвы? Почему получается так, что я могу ходить отдельно от своей оболочки керамической куклы? Не знаю. Но и не хочу знать. Главное, чтобы и дальше можно было поддерживать жизнь больной девочки, не позволять ей умереть. Только бы она выздоровела, и мы вернулись домой из этой больничной палаты.

– Мари…

Глаза хозяйки постепенно закрывались, кожа вдруг сильно побледнела. Я выпала из её ослабевших рук. Неужели времени было так мало? Значит, пора снова идти на поиски новой жертвы. Позвать медсестёр на помощь не выйдет, ведь куклы не могут даже говорить…

 По улицам ходили люди, а во дворах играли дети. Кого же взять на этот раз? Я должна почувствовать, что новый человек принесёт жизнь моей хозяйке. Каждый раз так происходит. Нужно ходить очень долго, искать, забирать с собой душу. Потом душа становится куклой, и её душа уже никуда не попадёт, не умрёт, не сможет вернуться обратно в свой мир. Не знаю, о чём они думают там, на цепи. Игрушкам незачем думать, ведь их всё равно никто никогда не услышит. Нас создают, затем покупают, после чего мы остаёмся со своими хозяевами до самого конца. Только я не знаю, какой конец у кукол. Невозможно умереть, жизнь к нам не относится, человеческие чувства нас не касаются, ведь никто не делал внутри игрушек сердце или разум. Моя задача оберегать хозяйку, если больше некому. Хочу стать для неё ангелом-хранителем. Откуда появилось это желание? Не знаю. Обычно куклы не ведут себя, как люди.

Солнце уже зашло, но я никого не нашла. Люди возвращаются домой после работы, дети уже перестали играть друг с другом.… Вот он! Тот мужчина! Он точно подойдёт! С ним моя хозяйка проживёт очень долго! Ей станет гораздо легче! Наверное, она даже поправиться! Наконец-то! Но, откуда он выходит? Из магазина игрушек? У него в руке пакет, а там…  кукла в коробке.

– Алло? – позвонил мужчина по телефону. – Здравствуй, милая. Да, уже иду домой. Подарок Анюте купил. Скоро буду. Ждите.

 У него есть, кому ждать. Конечно, ведь он человек. У него есть другие люди, он может говорить, ходить, покупать кому-то куклу.… У него есть всё! Похоже, я завидую. Как же я завидую ему! Моя хозяйка проживёт очень долго благодаря такой жертве. Мужчина уходит. Нужно пойти за ним, забрать его душу, и.… Почему мои ноги не двигаются? В таком обличье я способна ходить, способна помогать своей хозяйке, но… не могу пойти за ним. Сколько же людей взяли мои руки, а его взять не получится. Если он не придёт домой – Анюта не получит игрушку. Купленная кукла не обретёт единственное, что мы способны обрести. Человек уходит. Я продолжаю стоять на улице, глядя ему вслед. Никто не знает о моём существовании. Люди проходят мимо меня, или через меня, думая о своём… Сегодня никто не станет жертвой.

 Когда я вернулась в палату, в ней уже были врач, отец девочки и пациентка. Больной стало опять лучше. Её папа сможет оплатить операцию, которая спасёт жизнь моей хозяйке. Но кто это стоит рядом с кроватью девочки? Я никогда раньше не видела его здесь. Какой-то сплошной белый цвет. У него на спине крылья? Неужели, ангел-хранитель в самом деле постоянно помогал моей хозяйке? Значит, не было никаких жертв? А я есть? Да, я есть. Кукла в красивом платье лежит на одеяле и не может сделать свои искусственные голубые глаза печальными.

 

 

Эпилог

 

 Четырёхлетний мальчик в испачканных старых кроссовках шагал по безлюдной маленькой улочке. Он заметил в мусорном баке перед собой куклу. У неё было потрёпанное тёмное платье и грязные волосы. Из-за небрежности её бывшей владелицы игрушка лишилась ноги и руки. Мальчик достал из мусора керамическое творение человеческих рук. От одного взгляда на куклу ему вдруг стало грустно. Он прижал её к себе, начал поглаживать некогда светлые розовые волосы, приговаривая:

– Тише-тише, не плачь.

 Какой странный человек. Игрушкам никто не делает сердце, чтобы они могли плакать. Неужели он не знает?

 

 

Ожидание

 

В тот день, около моря, на маленькой площадке посреди лестничного спуска, стояла женщина, издалека наблюдая за серебром водной глади. Она каждый раз приходила на это место, когда выдавалось свободное время. С какой-то нежностью в глазах и лёгкой, почти мечтательной улыбкой на лице, смотрела, как корабли плывут, словно создавая особую картину умелой кисти художника. Ветерок касался её волос, недавно подстриженных так коротко, что аккуратные ушки показывались полностью при каждом дуновении, даже едва заметном. Почему она там стояла? Всё потому, что несколько лет назад человек, которого любила женщина, отправился в море. То была его давняя и заветная мечта – стать моряком, капитаном, иметь свой корабль. И при встречах он всегда мог рассказать ей об океанах, озёрах, воде во всём мире, суднах. Но, самое главное, во время их первого свидания парень привёл её на то самое место, закрыл удивлённой девушке глаза, а затем убрал ладони, представив взору море под ночным небом. Млечный путь нёс по себе звёзды, освещавшие накатывающиеся друг на друга маленькие волны, тихо исполняющие свой повседневный шум, который показался в тот момент настоящей музыкой. Женщина уже забыла, была ли в том пейзаже луна, или нет, но очень хорошо помнила его лицо. Они с морем были чем-то похожи, словно два брата, один старше и мудрее другого. Этого она не могла забыть никогда. К сожалению, первый же его опыт в плавании закончился трагично. Он больше не улыбнётся ей, не расскажет о море, но те чувства никуда не делись. Женщина полюбила воду, обожала серебро солёной воды под солнечным светом или сиянием звёзд, будто бы верила, что однажды кто-нибудь также забудет о повседневности, придёт на эту лестницу, просто посмотрит на естественное одеяние мира, вдохнув его запах полной грудью, и скажет что-то, а может, промолчит. Никогда не знаешь, какие мысли придут человеку в голову от увиденного. Ей, например, хочется закрыть глаза, погрузившись в дуновения летнего ветерка. Из полудремоты воспоминаний вытащил телефон, внезапно завибрировавший в кармане.

– Алло? Да, поняла. Хорошо, сейчас буду.

 Таким образом, она объявила картине, что им пора прощаться. Положив телефон обратно в карман джинсов, женщина почти сделала шаг к подъёму лестницы, где повседневная жизнь, работа, пожилая мама дома, ждали её, стараясь навсегда забрать себе. Слегка повернув голову в сторону волшебного моря, она почти небрежно сказала напоследок:

– Пока.

 И пейзаж будто бы ответил. Ещё один день ожиданий закончился, заняв около 20 минут. В следующий раз они с морем снова будут думать вместе о своём, находясь в собственном мире, открытом для любого желающего. Кто хочет – приходите… 

 

 

Скрипач

 

 Думая о предстоящих им делах, люди шли одной большой толпой по выложенном цементом тротуару. Кто-то размышлял о своей работе, кто-то занимался с подругами шопингом, а кто-то пытался устроить для недоступной горделивой девушки красивое свидание, потакая её прихотям по мере возможностей. Почти все они спешили со своими заботами. Наверное, глубоко в подсознании каждый считал, что ему отведено немного для своих трудов. По дороге между двумя толпами неслись машины, постоянно сменяя друг друга. Никто даже не замечал спокойно шагавшего в своих лакированных туфлях блондина в чёрном костюме с ласточкиным хвостом. В правой руке у него был небольшой футляр с музыкальным инструментом. Прохожие не оглядывались в его сторону, погружённые в разговоры по мобильному телефону, беседы с попутчиками. Люди постоянно боялись хотя бы на секунду замедлить движение, ведь толпа могла раздавить их, если не поддаться течению жизни. Рабочие в серых костюмах, сами того не осознавая, хотели слышать в телефонах указания, знать, что им отдают приказы, что они кому-то нужны в выполнении работы, стараясь никогда не задумываться о возможности заменить их всего лишь ещё одним, почти таким же по способностям человеком. Подружки сплетничали о своём, подсмеиваясь над однокурсницей, пришедшей в старых маминых туфлях на пару. Горделивая девушка не смотрела на цену понравившейся ей сумочки в витрине, а сразу хотела приобрести её. Казалось, ни у кого не было такой красивой улыбки, как у музыканта. Он встал перед одним из магазинов, не мешая уличному движению. Молодой парень положил футляр на землю, открыл его, и достал оттуда красивую изящную скрипку. Последний раз окинув людей взглядом, он смычком коснулся тонких струн. Этот звук заставил очнуться каждого. Начала играть мелодия, которую слышали все. Манимые чарующими нотами, окружающие начали подходить к музыканту ближе. Машины, без устали сменявшие друг друга на дороге, стали казаться разноцветной блестящей рекой, быстро бегущей в разные стороны. Каждый звук, каждое движение парня завораживали, не позволяя оторвать глаз. Люди наслаждались этой мелодией. Ощущение было таким, словно игра происходила внутри них, на струнах давно не бившегося так часто сердца. Иногда неизвестный открывал глаза, улыбаясь ещё шире от того, что видел, и продолжал своё выступление, получая удовольствие. Всё закончилось так же внезапно, как и началось. Сразу после протяжной ноты, парень исчез, не дав мелодии полностью смолкнуть. Люди очнулись, несколько секунд пытаясь осознать произошедшее. Они смотрели друг на друга, пытаясь разыскать того музыканта, но тщетно. Вскоре все заметили жёлтые осенние листья, усыпавшие собой серый тротуар.

– Знаешь, – шепнула горделивая девушка парню, – у меня ещё никогда не было такого волшебного свидания.

 Неожиданно послышался колокольный звон недалеко. Прислушавшись, сосчитав удары, люди осознали, что прошёл целый час, показавшейся парой минут. На свои дела они уже опоздали. Забавно, но никто этому не огорчился.

 

 

Человек

 

В Аду он защищал зависть. Работал и горел там каждый день в муках. При том становился всё злее и злее. Желал, чтобы это наконец закончилось. От злости у него выросли хвост и рога, а желание было услышано. Ему сказали, что если он выполнит одну работу, то муки прекратятся, больше не будет так больно, и он сам сможет смотреть, как страдают другие. Согласия долго ждать не пришлось. Целью была девочка, которая вскоре сама должна была присоединиться к числу будущих рабов. Достаточно было только подтолкнуть её к этому.

Он выполз наружу и тёмной ночью пришёл к ней в дом. Там было пусто. Она сидела за столом в своей комнате и делала уроки. Её душа была практически пуста. Готовая опустить руки в любой момент, она всё-таки хотела ещё немного поработать. Раньше в такие моменты ей было страшно, и тьма пугала, пока не стало ясно, что виновато одиночество. Он подошёл к ней, помня, что второго такого шанса ему не дадут. Глаза девочки были уставшими, а лицо почти без эмоций. Ей было всё равно. Давно поняла, что никто не увидит и не скажет ничего ободряющего. Но когда она общалась с другими, то не показывала своих чувств. Думала, что ничего от этого не изменится.

У него была только одна задача – сказать ей «Сдайся», и она послушала бы его. Но он не смог. Вместо этого лишь прошептал «Борись», а девочка услышала. В её глазах немногое изменилось. Посмотрела прямо на него, хоть и не могла видеть. Он взглянул на свой хвост, но его там не было. Взялся за рога, но их на голове не оказалось. Человек никогда не станет окончательно ангелом или демоном. Человек – это самое великое существо на свете. Бес и ангел в одном лице. Так же и этот мужчина. Сильный ветер швырнул его душу обратно в Ад. Там на него смотрели с презрением и жалостью. Снова стал работать каждый день. Бить стали сильнее, но он молчал. Казалось, что теперь в его душе наступила пустота. И всё-таки он работал. Но однажды не выдержал и упал. Его пинали ногами, а он не вставал. Впервые за всё своё существование наступил покой. Ни зависти, ничего. Только покой.