Рецензии

 

1. Б. Алексеев СОН РЫБЫ. Хочется отметить необычность идеи.  Здесь прослеживается даже своеобразная философия. Мое понимание этой истории – разум эволюционирует, сменяя тела, а наши текущие мысли – результат этой многовековой эволюции. Повествование не захватывает событиями, зато есть ироничный финал. Рассказ написан как будто «крупными мазками», из-за чего общая мысль произведения ускользает, оставляя набор сложных ассоциаций. Несмотря на некоторые минусы, работа, безусловно, заслуживает читательского внимания!

 

2. Д. Иванов.  МОРОК. Общее впечатление – хорошее, сильное произведение. Несмотря на мистическую составляющую, довольно убедительная, продуманная история. Много просторечий, но тема рассказа, на мой взгляд, вполне оправдывает такой прием. Не могу сказать, что рассказ увенчался такой же яркой кульминацией, какой была завязка. Тем не менее, финал для меня оказался непредсказуем, что и ценно. А некоторая недосказанность только подогревает интерес к сюжету. Работа достойная высокой оценки.

 

4. А. Просвирнов. Компенсации. Хотя действие в рассказе происходит в не очень отдаленном будущем, возникает полное ощущение дня сегодняшнего. Диктат монополистов уже никого не удивляет, и речь идет не только о цене товара, но о ценности человеческой жизни. Автор не предлагает простого решения – скорее, констатирует саму болезнь.  Несмотря на трагический сюжет, мне несколько не хватило эмоциональной составляющей в рассказе.

 

6. А. Ковалевская. АНГЕЛЫ играют за "Всевидящее око".  И опять Александра Ковалевская спрятала суть  рассказа в красивую упаковку подражания старорусскому, завернула в блестящий фантик  юмора. Отличный остроумный рассказ на космическую тематику. Человечество вышло в космос, но осталось всё так же разобщено. Однако, разница культур, языка и, возможно, мироощущения, не мешает героям находить общий язык и определять взаимные интересы.  Мне было интересно следить за хитросплетениями сюжета и игрой словесами «нового старославянского».

 

7. П. Подзоров. О пользе грибов. Несомненно, рассказ задумывался, как некая шутка, анекдот, возможно пародия с элементами самоиронии. К моему сожалению, отсутствие в рассказе всякого намека на иронию и юмор свело идею рассказа на «нет». С серьезным видом рассуждать о марсианской грибной цивилизации у меня не получилось.

 

8. П. Подзоров. Гонг. Эпиграф как бы намекает на ироничное продолжение, но увы. Рассказ тяготеет к жанру НФ, на что указывает тема интервью журналиста с изобретателем и вся его последующая история. Время и место действия – наши дни. Соответственно хотелось бы, чтобы повествование, имея  фантастическую составляющую,  как-то опиралось на указанную реальность.  К несчастью история резко «улетела» далеко за пределы нашей с вами галактики. Хотя жанр фантастики предполагает вымысел и самые невероятные идеи, основа истории должна быть по возможности логична в рамках действующего в изложении времени/пространства, чтобы хотелось ей верить. Сюжет «Гонга» успешно привлекает читателя спонтанными поворотами, но мне не хватило в нем убедительности.

 

 

9 В. Астанин. Кнопка – В описанной истории прослеживаются несколько тривиальных идей, например: Исполнитель не всегда понимает смысл своей работы и ее последствия. Или: Некоторые карательные функции лучше исполняет подневольный человек. Но я думаю, основная мысль рассказа: разные миры – одинаковая конъюнктура, а кнопка – олицетворение этой конъюнктуры. С моей точки зрения коротко «срезанный» финал – это сигнал незыблемости этих двух конъюнктурных позиций. Пусть разные миры, различные персонажи, даже несопоставимые масштабы происходящего (человек против целой планеты), но «кнопка» у них одинаковая. В функциональном плане, конечно. «Так было, есть и будет» как бы говорит такой финал. Думаю, что обе кнопки взаимосвязаны: на это указывает одинаковое время до нажатия обеих кнопок (прошла неделя) и последующее описание последствий (гибель человека и тут же - планеты). Идея не новая, но исполнение весьма симпатичное, мне понравилось.

 

 

10. М. Бычкова. Тёмное местное. Мне понравился средневековый антураж в начале истории и не менее интересный, но более уютный современный, земной. «Герой на белом коне», каким хотел бы себя представить любой среднестатистический гражданин. И выпало ощутить такое счастье  одному обычному дворнику. Единственное, что меня раздосадовало – это переход в «другой мир» посредством опьянения. На оценку впрочем, это не повлияло – работа изящная, глубокая, с хорошим слогом.

 

11. Копалеишвили. Восторженные идеалисты. Судьбы «людей войны» почти всегда вызывает живой интерес. В особенности вопрос: как Герой, занимавший на войне центральную орбиту, приспособится к условиям мирной жизни, где его доблесть никому не нужна, а прошлые заслуги даже стыдно упоминать? Почти нет описания стратегических особенностей военных действий – рассказ полностью посвящен внутреннему миру людей, чья профессия была война (а у некоторых, как оказалось, она и осталась). Главный герой пытается восстановить высшую справедливость, вспомнить идеалы боевого братства. Несмотря на вроде бы позитивный финал, не оставляет грустное ощущение, что этих идеалистов, ветеранов недавней войны все-таки «перемелет» мирная жизнь, потому что «у мирной жизни свои законы». На мой взгляд, рассказ заслуживает высокой оценки.  

 

12. Н. Медянская. Менестрели снегопада. Начало печально – тягучее, немного тягостное. Однако сама история рассказана в довольно энергичной манере. Место действия имеет в большей степени сказочный антураж, чем реальное средневековье. Но рассказ это не портит – наоборот, даже добавляет ему достоверности, ибо только в такой обстановке и мог существовать Трубадур и Принцесса. «Наверное, никакая любовь на свете не может оправдать нечестную игру». Ну, как сказать… У меня закралось сомнение, мои принципы поколебались – возможно, этим цель рассказа была достигнута?

 

 

15. Роман Павлов. Красный экзорцист. 

Мне показалась очень забавной идея рассказа – белые маги и экзорцисты на службе ОГПУ. Первый уровень загадки – это, собственно, сам сиделец тюрьмы. Более заковыристая интрига открылась с выявлением демона в теле полковника. Самое большое разочарование рассказа – это его прямо-таки шокирующая стремительность. Мне было интересно хотя бы вкратце проследить за событиями, связанными с расследованием «натуральной чертовщины» или предысторией главного героя. Тем не менее, в такой краткой форме кроме раскрытия основной интриги автор успел дать характеристики действующим лицам, описать место и указать время действия событий. Симпатичный короткий рассказ вышел живым, насыщенным - мне понравился.  

 

14. Владимир ГоральКуэнтиста.  

Несмотря на то, что действие происходит в далекой «карибской глуши», возникло полное ощущение моего живого присутствия рядом с главным героем. Рассказ принадлежит к мистическому жанру. Не могу сказать, что «прямо жуткая жуть», но очень близко. Понравился выбранный сюжет с использованием религии Вуду.  Видно, что автор не просто использовал атрибуты древнейшего магического учения ради живописного антуража – здесь видна добросовестная работа с элементами этого вероучения, изучение, пусть только в начальной форме, обрядов, жрецов и других особенностей церемоний Вуду. Совершенно естественно для такого сюжета, что действительность и выдумка так плотно переплетаются, что уже невозможно разобрать, где происходят реальные события, а где начинается горячечный бред героя. В финале автору удалось усилить интригу и окончательно «запутать следы» в вариантах реальности. Захватывающий атмосферный рассказ с интересными визуальными эффектами, без сомнения достоин высокой оценки.

 

17. Юлия Цыбульская. Игра в 15. 

Яркая особенность этого короткого рассказа – соответствие формы содержанию, что встретишь нечасто. Неспешное изложение волнительной истории девочки постепенно (и довольно удачно) нагнетает напряжение, и в конечном итоге выливается в качественную мистическую кульминацию. С точки зрения понимания логики рассказ не самый простой – в нем почти отсутствуют примитивные описания. Наоборот - самые понятные события изображены многослойно-чувственно. Что, конечно, сюжетно соответствует недугу девочки, но, по существу удачно придает рассказу ореол сверхъестественности, таинственности:

«…В доме стало на один громкий низкий голос и на много-много обидных слов меньше».

«…бросает дождевую воду о тело, и Сентябрина ощущает себя объёмной. Дождь обрисовывает её со всех сторон».

«Она проводит тыльной стороной руки по коже – будто медленно застывающий воск свечи».  

По итогу: красивый чувственный рассказ с мистической составляющей.