ЗВЁЗДНЫЙ АГРЕССОР

 

Разведывательный космобот VA/Z-7  вошёл в атмосферу незамеченным. Отчасти этому способствовала новейшая система антипеленгации, делавшая его невидимым практически во всех известных диапазонах. Но главное – его размер был столь ничтожно мал, что увидеть его невооружённым взглядом было невозможно.

Несмотря на это, звёздный разведбот был очень  опасен. Являясь представителем сильнейшей в галактике цивилизации захватчиков, он в одиночку был способен подчинить целую планету, что проделывал уже не единожды.

На ходу собирая, расшифровывая и анализируя всю информацию, которой был перенасыщен эфир, агрессор вырабатывал программу действий по захвату этого мира.

Достигнув поверхности, VA/Z-7 уже определил доминирующий на планете вид живых существ. Теперь  целью было скрытное вступление в контакт, для чего требовалось проникнуть вовнутрь особи, изучить принципы её функционирования и подключиться к нервной системе (или её аналогу) для считывания информации и попытки установления контроля над  разумом.

Это был стандартный приём. На планету засылался разведчик с широким диапазоном функций: от незаметного сбора данных до диверсионно-штурмовых. В случае успешности его миссии, на планету направлялся десант, а уже за ним – основной флот, в настоящее время скрывавшийся на орбите Сатурна, используя его кольца для маскировки. До сих пор система захвата срабатывала безотказно. Все цивилизации, имевшие биологическую основу и хотя бы незначительные зачатки нервной системы, благополучно попадали под полное влияние звёздных захватчиков.

Вот и первая жертва. …

 

***

 

Первым звёздному агрессору попался гражданин Иванов, неспешно шествовавший в гастроном. Время было вечернее. Тёплый летний вечер пришёл на смену полуденному зною. Спешить никуда не хотелось, и Иванов, улыбаясь встречным девушкам, совмещал полезное с приятным, то есть попросту – гулял.

Увидеть пришельца он, конечно не мог, но на очередном вдохе почувствовал, что проглотил какую-то мошку.

 

Разведбот быстро продвигался внутри первого аборигена. На ходу считывал его биологические характеристики и определял точки воздействия. Какая удача – нервные окончания разбросаны практически по всему организму. Можно пробовать подключаться. Агрессор выпустил швартовочные крепления и прочно заякорился в теле жертвы.

 

Иванов почувствовал смутную тревогу. Ничего определенного, но как-то не по себе…

Он остановился и прислушался к ощущениям внутри тела. Дабы не упасть, гражданин Иванов прислонился к стене здания, и в этот момент в его голове   словно разорвалась чёрная бомба. Сознание померкло…

 

Сбор информации для разведбота был задачей второстепенной. Особой удачей считалось подчинить себе особь. С помощью полученных сведений выйти на Командующего войсками планеты или Правителя и, подчинив их, подготовить все условия для прибытия основного космического десанта.

Информация из памяти Иванова гигантским потоком несистематизированных сведений хлынула в анализатор захватчика. В течение нескольких секунд разведбот узнал турнирную таблицу футбольных матчей, критерии красоты местных особей противоположного пола, и о ходовых качествах наземных автоповозок, именуемых автомобилями. Не желая того, он стал разбираться в бесконечном изобилии сортов пива и сопутствующих закусок. Кроме того, из глубинной памяти жертвы пришелец поневоле  извлёк, почти забытую жертвой, информацию об инженерной графике и сопротивлении материалов. Боясь перенасыщения блоков анализатора, агрессор прервал контакт.

Несколько секунд ему понадобилось на оценку ситуации. В это время контроль над исследуемым был утрачен.

 

Иванов очнулся, обнаружив себя стоящим у стены магазина,   судорожно вцепившись рукой в скобу водосточной трубы. В голове была свистопляска. Тело трясла мелкая дрожь. «Заболел, что ли?»  –  подумал он, доставая пачку папирос. Трясущимися руками чиркнул зажигалкой и жадно затянулся…

 

Вой сигнальных сирен потряс внутренности агрессора. Судя по показаниям приборов, разведбот подвергся сильнейшему газово-химическому воздействию. Немыслимое количество всевозможных ядов, в большинстве неизвестных пришельцу, плотным облаком окружило его.

Откуда они взялись при  безобидной внутренней среде  аборигена?.. Может, это реакция на подключение. Тогда нужно проявлять особую осторожность. Кто знает, какие сюрпризы ещё заключены в этом существе.

Ситуация становилась всё более опасной. Концентрация отравляющих веществ росла. Начинались необратимые нарушения во внешней защите разведбота и, если не принять мер, абориген просто растворит его оболочку.  Пришелец принял решение о срочной эвакуации..

 

***

 

Вторую особь захватчик подбирал более вдумчиво. Справедливо (как ему казалось) рассудив, что маленькая особь должна быть менее агрессивна, чем большая, он устремился к детёнышу, сооружавшему строительную конструкцию в странной коробке, заполненной смесью кварца, слюды и полевого шпата, в которой преобладал диоксид кремния.

Повторив предыдущие манипуляции, он подключился к нервной системе и подготовился к приёму информации.

 

Толик играл в песочнице, строя и перестраивая замки, выпекал песочные пирожки и делал куличики. Настроение у него было грустное. Сегодня в садике Юрка – вечный драчун и забияка – попросил у него поиграть новую машинку и отломал ей колесо. Машинку только вчера подарила бабушка, которая с утра уговаривала не нести  её в сад. Но Толику нестерпимо  хотелось похвастаться… Вот и похвастался…Толик горько вздохнул. На глаза его навернулись слёзы.

 

Разведбот считывал и сортировал информацию. Её было не так много. Он узнал, что давали на завтрак в Детском саду № 24, «какая гадость» – эта пригоревшая молочная каша и   что воспитательница Антонина Леонидовна – злюка. Остальной поток информации носил примерно такой же характер. Когда же агрессор наткнулся на события сегодняшнего дня и, в частности на историю с машинкой, его поразил такой эмоциональный удар из смеси обиды, горя и тоски, что он моментально отшвартовался и с максимальной скоростью покинул объект номер 2.

Улепётывая на полной тяге, частично утративший ориентацию разведбот, случайно угодил в летящий сверху жидкий шар из чрезвычайно едкой субстанции. Ранее, при  анализе атмосферы планеты ничего подобного выявлено не было. И без того работавшая на пределе защита не смогла в полной мере нейтрализовать воздействие агрессивной жидкости, и  его оболочке был нанесён непоправимый урон.

 

Толик вытер закапавшие было слёзы: «В самом деле, мне уже почти шесть лет. А разнюнился, как маленький» – подумал он, направляясь к скамейке, где его поджидала бабушка с новенькой (о чём он пока не догадывался) машинкой.

 

***

 

Агрессор был в замешательстве. В практике Захвата такое встретилось впервые. Мало того, что не удалось подчинить себе местного жителя, не удалось даже узнать о структуре управления планетой и системе её защиты. Он участвовал в захватах не одной сотни обитаемых миров, но с такими странными существами столкнулся впервые. В памяти аборигенов хранились поистине огромные запасы информации. Но систематизировать её и выделить главное было непосильной задачей. Непонятно было, как сами они разбирались в хитросплетениях своей многоуровневой памяти и лабиринтах разнородной информации, ухитряясь при этом нормально функционировать.

Наполовину ослепший и оглохший, перегруженный  потоками информации и оглушённый эмоциями странных аборигенов, захватчик решил сделать последнюю попытку, подчинив себе ещё одну, последнюю особь. После чего, в случае неудачи,  приступить к отработке программы диверсий и вызову десанта. В одиночку справиться с задачей звёздный агрессор уже не мог.

 

 

Третьего аборигена разведбот подбирал с особой тщательностью.

Вот эта особь, пожалуй, послабее предыдущих… Лежит себе под деревом, видно какой-то сбой в функционировании, даже сил двигаться нет. Но при этом, судя по всему – жива. Обрадованный, хоть и потрёпанный Звёздный захватчик устремился к цели.

 

На его несчастье – последней жертвой стал Петрович. В этот пятничный вечер, вдоволь «пообщавшись» с коллегами (Витьком и Степан Степанычем), он усугубил выпитую водку портвейном, а портвейн пивом, после чего, в сумеречном состоянии пошатываясь, направлялся домой. После тяжёлого жаркого дня его сморило, и сейчас он отдыхал на небольшой лужайке в парке, скрытый от бдительных стражей порядка густым кустарником.

Винные пары в организме  у Петровича  достигли такой концентрации, что бедный агрессор не успел ничего понять.  Все защитные оболочки были мгновенно разрушены,  произошел микровзрыв, по своим характеристикам очень похожий на аннигиляцию…

И звёздного агрессора не стало.

 

Петрович очнулся. От странного толчка внутри он слегка протрезвел. Осмотревшись, встал и не очень уверенной походкой направился домой, где его ждал холодный борщ и сердитая жена.

 

***

 

Флагман флота захватчиков после безуспешного ожидания и многократных попыток установить связь с разведчиком, созвал экстренное совещание. Длилось оно недолго. Поскольку такой случай в истории захвата планет произошёл впервые, было решено не рисковать и навсегда покинуть солнечную систему, оставив предупреждающие маяки и занеся её на звёздные карты, как зону повышенной опасности…

 

 

 

 

Павел Подзоров.