Татьяна Попова

Первый день весны

Первый день весны выдался совсем не весенним: мокрый снег, серое небо, да и настроение под стать. А тут еще эта гадость компьютерная! Александр с раздражением закрыл вновь всплывшее окно. Пару месяцев назад знакомый компьютерщик избавил его от отвратительной порнографической заразы,  перекрывающей экран. А теперь – новая напасть. К счастью, без порнографии, зато адресная. Вот, опять: «Уважаемый Александр Голубев, настоятельно рекомендуем посетить Вашу персональную страницу сайта vstrecha.com!»

Встреча… Наверняка сайт знакомств, в услугах которого тридцатипятилетний успешный писатель приятной наружности явно не нуждался. В данную минуту ему необходимо как можно скорее закончить вычитку последней главы романа. Но как сосредоточиться, когда приходится каждые пять минут закрывать назойливое приглашение? В отчаянии Александр нажал на иконку входа. И тут же увидел собственную фотографию. И названия своих романов.

Сначала он решил, что попал в  пиратскую электронную библиотеку. Но на иконках под названиями романов написано: «Смотреть онлайн». Не читать, а смотреть!

Иконок было пять. Три – с названиями изданных романов. Одна – с рабочим названием той самой рукописи, которую нужно отослать в издательство не позже завтрашнего утра. И еще одна, с надписью «Встреча».

Александр, немного подумав, нажал на иконку с названием самого первого своего романа. Что это? Фильм? Но ни одно произведение Александра пока не  экранизировано! Однако на экране монитора развивалось действие, повторяющее сюжет романа. Актеры (лица все незнакомые) играли прекрасно! Будь сам Александр и сценаристом, и режиссером фильма, он не смог бы более точно и бережно экранизировать собственную книгу.

В нетерпении Александр нажал следующие три кнопки. И за каждой, даже за той, с рабочим названием пока неизданной рукописи,   скрывался прекрасно поставленный и снятый фильм.

Розыгрыш? Нет, ни один чудак не станет вкладывать в шутку столько денег. Пиратская экранизация? Тоже маловероятно. Потратив почти пять часов на просмотр странных фильмов, Александр сделал несколько выводов. Во-первых, романы, действительно, экранизированы очень точно, отклонений от сюжета выявить не удалось. Во-вторых, фильмы не снабжены титрами. В-третьих, во всех экранизациях  главных героев  играли одни и те же артисты. Тогда как исполнители второстепенных персонажей все время менялись.

Невозможно было не заметить сходство между артистом, игравшим главного героя, и самим Александром: рост, фигура, манера держаться, форма головы, разрез глаз, цвет волос. Иногда Александру казалось, что он смотрит на самого себя. В первом фильме – двадцатипятилетнего. Во втором и третьем – постарше. В последнем –  сегодняшнего. Все правильно, подумал Александр, ведь и в романах, собственно, он описывал себя. Свои чувства, мысли, желания.

Между тем, исполнительница ролей главных героинь сильно отличалась от  образов  возлюбленных главных героев романов.

Первую книгу Александр писал в период бурного увлечения Марией – темпераментной студенткой журфака. Брюнетка с огромными черными глазами (спасибо армянскому дедушке), яркая и резкая, она как комета ворвалась и в жизнь Александра, и в его роман. И так же стремительно умчалась, оставив, впрочем, только добрые воспоминания.

Тем летом, когда писался второй роман, Александр переживал период острой влюбленности в свою жену, теперь уже бывшую. Томная блондинка с фигурой модели,   Лена работала  редактором в издательстве. Удивительно, но она не только не узнала себя в героине романа, но даже устроила Александру сцену ревности, допытываясь, кого он описал с такой нежностью и страстью.

Рыжеволосая Наташа, помогая Александру пережить постразводную депрессию,  подарила  экстравагантную внешность и не менее оригинальный характер  возлюбленной героя третьего романа. А в четвертом, как казалось Александру, он описал Лилю, бывшую однокурсницу, многолетние отношения с которой были легкими и необременяющими для обеих сторон.

И вот всех их, таких разных, в фильмах играла одна и та же актриса. В ней не было ни яркой красоты  Марии, ни томности и утонченности Лены, ни экстравагантности Наташи, ни концентрированной женственности Лили. Невысокая, худенькая, кареглазая, неброская. Собственно, совершенно непохожая на актрису. Казалось, она забежала на экран случайно. Она казалась…подлинной, что ли. Да-да, именно подлинной, настоящей. И чем дольше смотрел Александр на узкое лицо с умными карими глазами, тем больше ловил себя на мысли, что именно её, эту незнакомку, он описывал в своих романах.

Незнакомку? Но разве он никогда раньше не видел этих карих глаз? Этой улыбки, которой хочется улыбнуться в ответ? Этих жестов тонких рук с длинными пальцами? Этой слегка танцующей походки?

Александр закрыл глаза, пытаясь вспомнить, но тщетно. Где, когда, при каких обстоятельствах они встречались? Встречались? Встреча! На экране ведь  пять иконок, пятая – «Встреча»!

Александр нажал на иконку с такой силой, что палец побелел. Что он ожидал увидеть? Фильм по ненаписанному пока роману о первой встрече? Паспортные данные незнакомки с адресами и явками? На экране, белом, как лист бумаги, чернели цифры: «1.03.2001»

Странно устроена память. Семь цифр и две точки – код сейфа. За дверцей – первый день весны. Совсем непохожий на сегодняшний. Тогда, семнадцать лет назад, над городом сияло солнце,  и небо было синим и чистым. В парк, больше похожий на лес, три друга-однокурсника попали  случайно. Сбежали с лекций, сели в автобус, доехали до конечной. И побрели по аллеям, по остаткам мокрого снега, пьяные от весеннего воздуха и птичьих голосов.

Тут, в парке, они и познакомились. Девчонки (сколько их было? пять? шесть?) тоже сбежали с уроков. Одиннадцатый класс, самый ответственный, со всех сторон – давление, а тут – весна, и заброшенный парк в двух шагах от школы. Две группки «беглецов от образования» моментально познакомились. Болтали, шутили, смеялись, как ненормальные. А он все смотрел на самую маленькую, с карими глазами и руками, взлетающими, как две белые, слегка озябшие птицы…

Александр выключил компьютер, накинул куртку и вышел из квартиры. Не стал дожидаться лифта: быстрее, еще быстрее, вниз, к машине. Навигатор бесстрастным голосом указывал путь к старому парку, больше похожему на лес. Тут все изменилось: стоянка для машин, аллеи расчищены, несмотря на все падающий из серого неба мокрый снег. Он шел быстро и уверенно, хотя никогда с тех пор не бывал тут. Расчищенные аллейки превратились в размокшие дорожки-тропинки, ботинки промокли, но Александр ничего не чувствовал. Он спешил туда, где шестнадцать лет назад кареглазая девочка нашла под просевшим снегом цветок, похожий на подснежник. И почти не удивился, увидев за пеленой мокрого снега стройную фигурку, бегущую навстречу.