Галина Зеленкина

 

 

         Обратный отсчёт

 

         Космобиолог Фил считал себя хорошим специалистом, и руководители научно-исследовательского института космобиологии были такого же мнения. Поэтому никто из друзей Фила не удивился, узнав о том, что того назначили помощником старшего космобиолога Томаса в экспедицию по изучению флоры и фауны на недавно открытой планете Исхор.

         Оставалось совершить ещё один гиперпрыжок, чтобы незнакомая планета появилась во всей красе на всех экранах звездолёта. Но случилось непредвиденное. Такое и в страшном сне мало кому может присниться. Они прыгнули в неизвестность, и…

         ― Арнольд промахнулся! ― констатировал факт ошибки штурмана и одновременно своего ассистента по научной работе старший космобиолог Томас. ― Мы попали в ловушку антивремени.

         ― Ты хочешь сказать, что для нас начался обратный отсчёт времени? ― спросил Фил, с недоумением глядя на Томаса, который, кроме научного руководителя, исполнял ещё обязанности командира звездолёта.

         ― К сожалению, это так, ― ответил тот.

         ― А не ты ли говорил, что время не любит детей прошлого, вечно плачущих о его преимуществах? ― заметил Фил.

         ― Ну и говорил, ― буркнул в ответ старший космобиолог. ― Каждому свойственно ошибаться. Право на ошибку ещё никто не отменял.

         ― И что нам теперь делать? ― испуганно спросил Фил.

         Он мысленно представил себе, как превращается в младенца, а затем и вовсе исчезает. От такого представления любой содрогнётся от страха. С одной стороны, Фил верил в профессионализм своих коллег и надеялся на то, что Томас найдёт выход из любой непредвиденной ситуации, а с другой стороны ― не верил ни во что. Если Арнольд допустил ошибку в расчётах и тем самым обрёк их на самоуничтожение, то о каком профессионализме можно говорить? Внутреннее беспокойство Фила не осталось незамеченным Томасом и членами экипажа.

         ― Будем исправлять ошибку, ― ответил Томас.

         Его спокойный тон несколько обнадёжил его помощника. Но, услышав следующее сообщение Арнольда, Фил снова встревожился.

         ― Нам придётся пожертвовать несколькими годами жизни, ― сообщил штурман и ассистент Томаса. ― Когда мы вернёмся в исходную точку гиперпрыжка, то станем лет на пять моложе и поэтому не сможем продолжать исследования жизнедеятельности водорослей моря Чар на планете Исхор, которая ещё не будет открыта к тому времени.

         В наступившей тишине члены экипажа осмысливали слова Арнольда, и вольно или невольно каждый обвинял штурмана в сложившейся ситуации. И хотя телепатические нападки были кратковременны и не столь болезненны для молодого учёного, тому надоело выглядеть виновником всех бед в глазах окружающих его коллег.

         ― Смею заметить, что я не сделал ни одной ошибки в расчётной карте маршрута, ― произнёс он, глядя в глаза своему руководителю, старшему космобиологу. ― Виной тому искривление пространства в конце маршрута. Из-за него-то мы и попали в ловушку времени.

         ― Откуда оно там взялось? ― удивился Томас. ― В инструкциях по уплотнению и разрежению пространств нет ни слова о его искривлении близ созвездия Андромеды.

         Неудивительно, что на несколько минут наступило всеобщее онемение. Во время непродолжительной паузы мысли членов экипажа тщетно бились о телепатор, выход из которого Арнольд заблокировал, чтобы не нарушать спокойствия пространства. Когда мысли прекратили метания, он снял блокировку с телепатического канала.

         ― На всякий случай я рассчитал координаты для выполнения двух гиперпрыжков с малым интервалом времени между ними, ― сообщил Арнольд, глядя в глаза Томасу.

         Тот, понимая, что у его ассистента нет стопроцентной уверенности в том, что им удастся без потерь выбраться из ловушки антивремени, утвердительно кивнул головой в знак согласия.

         ― Сколько тебе надо времени на подготовку к первому прыжку? ― поинтересовался он у Арнольда.

         ― Только нажать кнопку запуска программы, ― ответил тот.

         ― Экипажу занять свои места в кюветах и подключиться к системе жизнеобеспечения в режиме гиперпрыжка, ― приказал старший космобиолог, и все послушно исполнили его приказ.

         Только Фил в растерянности немного замешкался. Сомнения и страх, терзавшие сознание Фила, не позволили ему своевременно войти в поток сознания, и вирус антивремени успел внедриться в головной мозг помощника Томаса.

         Когда звездолёт после двух гиперпрыжков очутился в галактике Млечный Путь недалеко от планеты Венеры, члены экипажа стали покидать кюветы жизнеобеспечения и радостно приветствовать друг друга, разом помолодевших лет на пять. И только одна кювета не открылась. Это была кювета Фила.

         Арнольд просканировал её, и все увидели внутри кюветы вместо двухметрового роста Фила десятилетнего мальчика, который мирно спал, свернувшись калачиком. Глядя на испуганные лица членов экипажа, старший космобиолог сам на несколько секунд потерял дар речи. Но, быстро справившись с волнением, принял единственно правильное решение.

         ― Срочно «SOS»! ― крикнул Томас своему ассистенту Арнольду.

         ― Сообщение уже готово, конандир, ― ответил тот.

         ― Так передавай, ― разрешил Томас. ― Текст только на экран выведи, чтобы все видели.

         Незамедлительно текст сообщения появился на всех экранах, и члены экипажа смогли прочитать следующее:

        

         «На борту звездолёта Z-305 находится один член экипажа, заражённый вирусом антивремени. Это космобиолог Фил. Кто слышит нас, просьба передать наш призыв о помощи в лабораторию Неустойчивого Времени, которая находится на планете Земля». Такое сообщение, используя канал «SOS», отправил Арнольд при помощи голограммы, а также телепатически, текстом и звуковым рядом. Затем включил функцию повтора и стал ждать ответа. И спустя сутки он получил его в текстовом режиме.

         «Во избежание заражения других членов экипажа изолируйте Фила. Мы будем ждать вас на Луне», ― таково было приказание Корха, руководителя лаборатории Неустойчивого Времени.

         ― Корх слов на ветер не бросает, ― заметил Томас. ― Вот только успеем ли мы довезти Фила прежде, чем он…

         ― Должны успеть, ― заверил его Арнольд. ― Будем использовать максимальный скоростной режим.

         ― Но ведь… ― Томас не договорил и махнул рукой.

         Какая разница, как это отразится на самочувствии членов экипажа, когда речь идёт о жизни человека?

         Спустя неделю звездолёт прилунился в указанном месте. К месту посадки прибыла команда вирусологов и специалистов по неустойчивому времени для проведения профилактики и всякого рода прививок. Все члены экипажа звездолёта обязаны были пройти двухнедельный карантин, для чего их в защитных костюмах эвакуировали из звездолёта и отвезли в лунный филиал лаборатории Неустойчивого Времени.

         ― А что же теперь будет с Филом? ― поинтересовался Томас у Арнольда, увидев, как вирусологи, облачённые в скафандры, грузят кювету с мальчиком в космический шлюп.

         ― Филу сделали несколько прививок, тормозящих распад времени. Сейчас его отправят на Землю, в лабораторию Корха, а мы пока побудем на Луне, ― ответил Арнольд, заходя в эвакуатор.

         ― Как ты думаешь, сколько лет сейчас моему бывшему помощнику? ― поинтересовался старший космобиолог, усаживаясь рядом с ассистентом на жёсткое сиденье двухместного эвакуатора.

         ― Говорят, что не больше трёх, ― со вздохом произнёс его ассистент.

         ― Я слышал, что Корх разработал новую вакцину, которая может заставить антивирус времени работать в системе обратного отсчёта, ― заметил Томас.

         ― Если я правильно понял, то Филу можно вернуть его возраст? ― не скрывая радости, спросил Арнольд.

         ― Будем надеяться, ― ответил Томас и закрыл глаза, потому что неожиданно погрузился в сон.

         Такая же участь постигла и Арнольда. А уснули они по простой причине: никто не должен знать дорогу к месту прохождения карантина. Поэтому члены экипажа звездолёта будут спать столько времени, сколько потребуется для их полного обследования на предмет заражения вирусом антивремени. После обследования желающие вернуть свой возраст могут сделать инъекцию старения. Но за всё время существования лаборатории Неустойчивого Времени таких желающих не нашлось.

         Когда Фила доставили на Землю в лабораторию Корха, посмотреть на мальчика сбежался весь женский персонал лаборатории, что вызвало естественное неудовольствие у руководителя. Со временем он заметил, что больше всех интерес к мальчику проявляет лаборантка Джесика, живущая в отдельной усадьбе, расположенной от лаборатории в пятнадцати минутах полёта на астролёте. И тогда Корх придумал план реабилитации мальчика в естественных условиях проживания. Но для этого надо было соблюсти кое-какие формальности.

         Получив результаты обследования Фила, которые показали, что его здоровью ничто не угрожает, Корх пригласил к себе для беседы лаборантку Джесику. Войдя в кабинет Корха, женщина увидела незнакомого мужчину, сидевшего напротив руководителя лаборатории.

         ― Это Джесика, о которой я вам рассказывал, ― произнёс Корх. обращаясь к незнакомцу.

         Женщина смутилась. «Что такого про меня может рассказывать Корх человеку, с которым я не знакома?» ― подумала Джесика.

         ― Как вы относитесь к Филу? ― задал ей вопрос Корх.

         ― Хороший мальчик. Он мне очень нравится, ― ответила она.

         ― А не хотели бы вы усыновить его? ― на этот раз вопрос женщине задал незнакомец, глядя ей прямо в глаза.

         ― Очень бы хотела, ― ответила Джесика. ― Но кто мне разрешит?

         ― Я! ― ответил незнакомец и протянул лаборантке маленькую тонкую пластинку золотистого цвета.

         Как только женщина оставила на ней отпечаток указательного пальца правой руки, незнакомец молча поклонился и вышел вон.

         ― Кто это? ― поинтересовалась Джесика у Корха.

         ― Вам лучше не знать, ― ответил тот уклончиво, не глядя на миловидное личико своей лаборантки.

         ― А когда я смогу забрать мальчика? ― спросила та.

         ― Обратитесь к главному вирусологу Левию, он в курсе всего и объяснит вам, что надо делать, ― ответил Корх и, отвернувшись от Джесики, подошёл к окну.

         Она поняла, что время аудиенции подошло к концу, и покинула кабинет Корха. Но прежде, чем отправиться на поиски Левия, Джесика решила зайти к мальчику и сообщить ему, что она его мама.

         Заглянув в реабилитационную палату, где после обследования находился Фил, Джесика увидела там Левия. Тот сидел рядом с мальчиком и, поглаживая того по гладко выбритой голове, о чём-то беседовал с ним.

         ― Очень хорошо, что вы сами меня нашли, ― сказал он, заметив в дверях отныне приёмную мать мальчика. ― Сейчас мы втроём поедем к вам домой, где вы будете некоторое время проживать с Филом и наблюдать за его поведением в естественных условиях проживания.

         ― Значит, усыновление было фиктивным? ― огорчилась женщина.

         ― Вы же понимаете, что иначе мы не сможем проверить гипотезу о том, что у пациента в естественных условиях проживания вакцина обратного отсчёта времени активизируется быстрее. А без родственных связей координационный совет планеты не разрешил бы поселить мальчика в вашем доме. В конце концов, это и ваша работа, ― ответил Левий и протянул Джесике маленькую горошинку зелёного цвета. ― Этот голографический фильм посмотрите, когда мальчик будет спать. Здесь инструкции для вас.

         С этими словами Левий повернулся и направился к выходу из палаты. Джесика, взяв за руку Фила, последовала за ним.

         Осмотрев дом Джесики, Левий остался доволен. За время отсутствия хозяйки в нём побывали сотрудники службы жизнеобеспечения. Поэтому все домашние холодильники были заполнены тюбиками с едой, а в спальне появилась детская кровать.

         ― Если что пойдёт не так, немедленно сообщите. Астролёт будет выслан по первому требованию, ― сказал на прощание Левий, усаживаясь в служебный летательный аппарат, который и доставил его до дверей лаборатории Неустойчивого Времени.

         Прошло два месяца с тех пор, как Фил поселился в доме Джесики. Но сегодня с утра у женщины почему-то было тревожно на душе. Она попыталась прогнать прочь негативные мысли, и на время ей удалось вернуть себе хороший настрой.

         Казалось, что всё было как обычно…

         Во дворе дома пирамидальной формы в детской песочнице играл светловолосый мальчик четырёх лет от роду. Из влажного песка он лепил куличики при помощи пластмассовых формочек. Краем глаза мальчик заметил, что на крыльцо вышла высокая стройная женщина приятной наружности и стала наблюдать за ним. Но продолжалось это недолго.

         ― Сынок, иди обедать! ― позвала мальчика Джесика, которой на время разрешено было быть приёмной матерью.

         ― Сейчас! ― ответил тот и стал собирать формочки в пластиковый пакет с ручками.

         Затем Фил медленным шагом направился к крыльцу.

         И дальше всё пошло не так. Женщина считала, что толчком послужили её мысли. «А всё-таки странный он какой-то, ― подумала тогда Джесика. ― Словно из другого мира и времени случайно попал в наше время».

         Фил пристально посмотрел на свою приёмную мать, и та поняла, что он прочитал её мысли.

         ― Разве такое бывает, чтобы дети по возрасту были на десять лет старше своих родителей? ― вопрос мальчика застал женщину врасплох.

         Она вздрогнула и поняла, что случилось то, о чём её предупреждал Левий. Мальчик стал быстро, не по годам, взрослеть.

         ― О чём ты? ― сделав удивлённое лицо, спросила Джесика.

         Но Фил ничего не ответил. Он смотрел на небо, по которому плыло облако, по форме похожее на старинный корабль.

         ― Мои предки ходили в плавание на таком, ― заметил мальчик и, помолчав немного, добавил: ― Я хочу поговорить с Томасом.

         ― Хорошо, хорошо, ― согласилась женщина. ― Пообедаем и поедем искать Томаса.

         Пока мальчик мыл руки, Джесика вышла на телепатическую связь с руководителем лаборатории Неустойчивого Времени.

         ― Для жизни Фила начался обратный отсчёт времени, ― сообщила она невидимому собеседнику. ― Мальчик задаёт вопросы, не свойственные его возрасту.

         ― Готовьте его к транспортировке в лабораторию Неустойчивого Времени, ― ответил ей тот.

         После обеда Джесика уложила одежду Фила в герметичный контейнер, чтобы телепортировать его в лабораторию Неустойчивого Времени. Но, внимательно оглядев Фила с ног до головы, изменила своё решение.

         «Зачем отправлять ненужные вещи? ― подумала она. ― Фил заметно подрос. Эта одежда ему уже мала».

         Затем Джесика вызвала астролёт, он и доставил её с Филом к дверям лаборатории Неустойчивого Времени. Двери распахнулись, и два сотрудника лаборатории в защитных скафандрах, подхватив мальчика под руки, понесли его по длинному коридору лабиринта времени. Женщина хотела побежать следом, но двери захлопнулись у неё перед носом, и незнакомый голос посоветовал ей вернуться домой и там ждать результатов обследования мальчика. Что она и сделала.

         ― Вирус антивремени активировался, ― сообщил главный вирусолог Левий руководителю лаборатории Корху. ― Будем убивать сейчас или подождём, пока возраст Фила достигнет соответствующего ему времени в реалии?

         ― Мы должны вернуть Фила в его время, ― ответил Корх. ―Томас характеризовал его как хорошего специалиста.

         ― Тогда будем ждать, ― сказал Левий и стал настраивать временное пространство, которое должно уничтожить вирус старения, живущий в мозгу мальчика, как только его возраст достигнет реального возраста Фила.

         И хотя ждать пришлось несколько дней, радость оттого, что результат оправдал все ожидания, была неописуемой.

         ― Я могу забрать своего мальчика? ― спросила Джесика, узнав, что Фила удалось вылечить.

         ― Забрать его можно, только если он сам захочет. А познакомиться с ним вы можете. Он будет ждать вас у дверей лаборатории, ― ответил ей Корх и улыбнулся, представив лицо женщины, когда она увидит своего мальчика.

         Выйдя из астролёта, Джесика у дверей лаборатории Неустойчивого Времени увидела высокого светловолосого мужчину, по возрасту лет на десять старше её. Он подошёл к ней и протянул руку.

         ― Фил, ― услышала она.

         ― Так вот что такое обратный отсчёт, ― сказала она и пожала руку Филу. ― Рада познакомиться.

         ― Я тоже, ― ответил тот и улыбнулся.

         Улыбка его была столь лучезарной, что молодая женщина отвела в сторону взгляд, и щёки её заалели от смущения.

         «Теперь я спокоен за Фила. Постоянное наблюдение за состоянием здоровья ему обеспечит Джесика», ― мысленно произнёс Корх, который наблюдал за встречей Фила и Джесики из окна своего кабинета.