Алекс Бор

Мать сталкера

 (История постапокалиптических времен)

 

1.

Он не любил, когда она его провожала. Даже до двери.

Она старалась не плакать, когда сын уходил. А потом ждала

Было бы окно – сидела бы у окна и ждала

Только окон не было, как и солнечного света. Лишь тусклые лампы под потолком, которые часто гасли. Тогда она ждала в темноте.

Ждала и молила всех богов, в которых давно не верила – ведь если бы боги были, они никогда не допустили бы того, что случилось…

Но молитвы помогали – сын возвращался. Через несколько часов. Или долгих дней. Или очень долгих недель. Злой, с тусклым взглядом. Иногда – с перебинтованными ранами.

Другие, случалось, оставались там. Наверху.

Другие. Не он.

Он –  возвращался. Всегда.

Его прозвали «Везунчиком». Кто-то завидовал, кто-то молча держался рядом –  в надежде, что и ему перепадет часть везения. Но только мать знала, что там, где невозможно выжить, и где трудно даже бывалым сталкерам, сына бережет её любовь. Материнская любовь, которая сильнее всего.

Когда сына долго не было, материнское сердце сжималось от страха –  а если он не вернется? Сможет ли она тогда жить – одна?

Но он всегда возвращался, её единственный маленький сыночек…

Хотя… какой маленький? Высокий, широкоплечий мужчина  под сорок – но для любой матери её ребенок всегда остаётся маленьким. Матери не хотят, чтобы их дети так быстро росли и взрослели…

 

2.

Он никогда не рассказывал матери, где был и что видел, не отвечал на вопросы. Только месяц назад, когда снова уходил, замешкался, оглянулся, подошел к матери и молча сел рядом.

И тогда она спросила: «Как там, сынок?»

А он нахмурился, потрогал свежий шрам на левой щеке,  и ответил: «Плохо. И страшно».

И снова ушел наверх. На землю, сгоревшую десять лет назад в огне атомного пожара.

 

3.

Его не было больше месяца. Никто уже не верил, что он живой. А она сидела в полутьме подземного бункера и ждала. И по-прежнему верила, что сын вернется.

Потому что если он не вернётся – она умрет, потому что ей больше незачем будет жить.

И это будет очень печальная история.

А любая история, даже постапокалиптических времен, должна заканчиваться хорошо…