Тупик

 

— Да куда же он подевался?! — яростно заорал Уильям Аткинс после нескольких минут безуспешных поисков.

В небольшой комнате царил идеальный порядок. Все предметы мебели скрылись в своих стеновых нишах. Пол изменил цвет на ярко-белый, так что легко можно было разглядеть любую мелочь, если бы она на нём оказалась. Парень быстро всё внимательно осмотрел. Пара полок, рабочий кейс, подоконник с живыми цветами…  Никакого результата.

Запищал сигнал, извещавший о необходимости занять место в тренажерной капсуле для проведения ежедневной зарядки. Аткинс не обратил на него никакого внимания. Чертыхаясь, юноша забежал в комнату гигиены,  осмотрел дезинфекционную камеру и мелкую санитарно-гигиеническую технику. Он уже готов был заплакать от огорчения, когда увидел в зеркальной стене своё отражение.  На длинных белокурых волосах темнел небольшой красный предмет.

Уильям взвизгнул от радости и снял запутавшуюся в локонах вещицу. Через мгновение на загорелой ладони юноши оказался маленький «жучок», по форме напоминавший паука-птицееда, от нижней части которого отходили три блестящих металлических штекера. Дрожа от нетерпения, Аткинс немного отогнул правое ухо и вставил «жучка» в специальный разъём. Почти сразу в голове парня пронеслись сведения о пропущенных вызовах, последних новостях,  погоде и планах на день.

Сперва Билл изучил наиболее важную информацию, поступившую за ночь. Новые фотографии друзей, забавные видеоролики, выгодные рекламные предложения и прочие новости, без которых он не мог нормально начинать свой день.

В голове зазвучало множество голосов:

—  Суперзвезда футбола Рокси тайно женился на своем партнере по команде Зе Ланти. Церемония прошла в храме Единой церкви на Каймановых островах. Съёмка со спутника-шпиона по платной ссылке.

— Новая модель гаджета «Психо-111» обзавелась двумя новыми типами настроения. Испытай их уже сейчас! Сто тысяч опытных экземпляров разосланы прошлогодним подписчикам при помощи мелких дронов.

— Популярная певица Шмайя сделала операцию на горле, вставив несколько искусственных мембран и усилив связки. Новый голос будет звучать ни на что не похоже. Платная подписка на первый концерт уже доступна.

Очень полезный завтрак из обезжиренного кефира и пищевых волокон был проглочен Билли буквально за пару минут. Система контроля здоровья настоятельно рекомендовала парню сделать запланированные упражнения. Отжимаясь, он следил за движением маршрутного электробуса в режиме онлайн.

Аткинс недолюбливал свою работу за необходимость её каждодневного посещения. Значительная часть человечества уже давно трудилась дома, используя сетевые ресурсы. Хотя ещё далеко не все жилища были оборудованы трубопроводными средствами доставки, а мелкие летательные аппараты не могли перевозить весь объём грузов, несмотря на то, что заполонили почти всё воздушное пространство.

Входящий звонок застал юношу за поглощением витаминных таблеток, в тот самый момент, когда он запивал их питательной жидкостью. Он поперхнулся, но ответил:

— Слушаю вас, мистер Мартинс!

— Привет, Билли, я уже подъехал, жду у входа.

— Отлично, а то я собирался ехать на бусике. Сейчас иду. Оденусь только…

Парень прекратил занятия, натянул удобный бесформенный костюм из универсального материала и быстрым шагом вышел из квартиры.

Они двигались в потоке транспортных средств по направлению к работе. Мобильная двухместная капсула Мартинса осторожно передвигалась среди сотен одинаковых собратьев. Отличалась только окраска или рисунки на корпусе машин, так похожих на ёлочные игрушки. Автопилот предоставлял пассажирам прекрасную возможность не тратить время и внимание на дорожную обстановку, а посвятить его общению или саморазвитию.

— Сегодня в институте внеплановый рейд по изъятию несетевых источников информации, — сказал Томас Мартинс, — а значит, мы опять весь день проведём на ногах. И половину ночи. Даже не сомневаюсь.

— Да, эти любители архаичной древности уже порядком надоели, — кивнул Уильям.

— Вспомни хотя бы того седого профессора, — продолжил его коллега, — он плакал как ребёнок, когда мы забирали у него эти мерзкие пыльные бумажные книжки.

— Это просто негигиенично даже! — воскликнул Том. — Нужно трогать страницы руками, они могут слипнуться… Фу!

— А ещё эти всякие диски, кассеты, пластинки… Качество звука ужасное! Шипит всё! А древние компьютеры? С их ужасными кнопочками для набора текста и мониторами… Аж противно!

— И зачем это всё им нужно? — пожал плечами Мартинс. — Наше мудрое правительство давно создало «Паутину». В ней собраны все данные, известные человечеству. И ведь это абсолютно бесплатно! Нужно только оплатить подключение и купить «жучка». Жалкие гроши!

— А самое главное, что в «Паутине» собрана только проверенная и правдивая информация. Её качество строго контролируется. Отдельные источники могут быть лживыми или ошибочными, — подхватил Билл.

— Вот с ними мы и боремся! — торжественно подытожил Томас. — Ты у нас недавно, но быстро всему научишься.

Побеседовав пять минут, коллеги кивнули друг другу, почти одновременно активировали «жучков» усилием мысли и погрузились в океан информации. Дорога заняла примерно полчаса.

Время пролетело незаметно, и вот уже капсула остановилась на парковке перед высоким зданием Института Безопасной Информации. Мужчины тяжело вздохнули и нехотя разорвали соединение с «Паутиной».

— Такие интересные штуки вытворяют ребята с обычным снегом,— улыбнулся Том, — я роликов тридцать посмотрел.

— Да, это здорово. Очень познавательные истории. Хотя мои любимые – про желе, — кивнул Мартинс.

— Мне тоже нравится, а вы что смотрели в дороге? — поинтересовался Аткинс.

— Важные новости, — коротко ответил его коллега. — Церемонии вручения музыкальных премий, предвыборную кампанию и спортивные результаты. Столько информации, что голова пухнет. Представляешь, прошлогодняя победительница мировидения снова рассталась с подругой. Прямо на вручении награды с трибуны ей это заявила. Скандал устроила.

— Вот это да! — удивился Аткинс. — Надо посмотреть видео…

Билли хотел спросить ещё что-нибудь, но Мартинс кивнул на вход в институт, где уже начала собираться проверочная группа:

— Господин инспектор лично пожаловал. Самый яростный борец за чистоту информации. Значит, намечается что-то интересное.

 

***

Человек за столом поднял руки вверх, сцепил их в замок и потянулся. Всё его тело ныло от долгой сидячей работы. Возможно, что уже завтра придёт курьер. Поэтому нужно было успеть переписать вручную пять книг «Новейшей истории» профессора Кузнецова. Власть не только не признавала ценности научных исследований профессора, но даже считала их вредными и совершенно не нужными обществу. В «Паутине» содержалась иная трактовка минувших событий, а очень многое там даже и не упоминалось.

До утра оставалось достаточно времени, поэтому человек позволил себе немного отдохнуть. Он с лёгким стоном поднялся на ноги и прошёлся по маленькой комнате, выглянул в окно, осторожно отодвинув занавеску. Ветер качал кроны деревьев, облачка плыли стройными рядами в небесах, время от времени заслоняя полную луну.

Затерянный в лесу бревенчатый домик был надёжным убежищем. Обитатели городов редко выбирались за их пределы. Разве что на ближайшие территории, горделиво именуя свои вылазки «отдыхом на природе».

Мужчина не заметил слабого шевеления в зарослях на другом краю поляны.

— Том, вы видели, как дёрнулась занавеска? — прошептал лежавший в траве Аткинс.

— Да. Значит наша цель на месте. Информатор не обманул, — кивнул Мартинс. — Заработаем себе премию.

Он сделал знак рукой пятерым членам команды захвата, и они начали окружать дом, постепенно сжимая кольцо.

***

Пневматический молот вышиб дверь с одного удара. Резко влетевший в помещение Том с лёгкостью преодолел слабое сопротивление переписчика и парализовал его выстрелом из наручного шокера. Теперь мужчина мог только говорить.

— Билли, разреши тебе представить одного из наших самых опасных врагов, — улыбнулся Том. — Это – писец. И, судя по мозоли на среднем пальце руки, достаточно опытный.

— А я думал всегда, что самые опасные – те, кто работает на компьютере — недоуменно сказал Уильям, — они же могут распространять информацию через нелегальные локальные сети и очень быстро её копировать.

— Это правда, — кивнул Мартинс, — но им для работы нужен комп и источник энергии. Нам гораздо проще отследить таких. Да и потребители результатов их труда тоже должны иметь соответствующую технику, чтобы прочитать документ.

— Я понял, — улыбнулся Том и показал на стол, — писцу ничего этого не нужно. Только книга, бумага, ручка и огарок свечи. Он действительно очень опасен.

— Молодец! — похвалил его товарищ. — Но у нас ещё много врагов: декламаторы, фотографы, художники, типографы… да в сущности любой, кто хранит какую-либо информацию вне «Паутины».

На пару минут в комнате воцарилась тишина. Команда поиска без особого труда нашла плохо спрятанный люк в подвал и вскоре оттуда уже начали вытаскивать стопки старых толстых книг и дисков.

Писец до сих пор молчал, но когда он увидел, как в дверь заносят универсальный измельчитель, его губы сами зашевелились:

— Ребятки, ну зачем же вы это делаете?!

— А, господин Измайлов, вы всё же соизволили заговорить! — радостно сказал Мартинс. — Так всегда происходит, когда они видят гибель результатов своей работы, — пояснил он Биллу.

— Вы хоть сами читали когда-нибудь то, что уничтожаете? — проговорил Измайлов.

— Это запрещено инструкцией, — ответил Билл.

А ненасытный измельчитель уже превращал книги в бумажный мусор и перемалывал диски…

 

***

 

— Господин Измайлов, нам нужна информация, — прямо сказал Мартинс. — В подвале мы нашли слишком много носителей для личного использования. Значит, вы собирались их распространять. Верно? И есть подозрения, что часть партии уже была отправлена…

— Понимайте так, как знаете. Я всё равно ничего не скажу, — мрачно проговорил связанный человек.

— Ну к чему этот бессмысленный героизм, — вздохнул Том. — Мы же будем вынуждены вас пытать. И скорее всего убьём, если станете упорствовать. Зачем? Жизнь – самое дорогое, что есть у человека. Расскажите всё, что знаете, и мы ограничимся лишь стиранием личности.

– Жизнь – не самое ценное, — покачал головой Измайлов. — Не для всех, по крайней мере.

— Глупости, — отмахнулся Мартинс. — Не отрицайте очевидное. Неужели вы готовы сгинуть в небытие только лишь за то, чтобы кто-то прочитал ваши записки… Могли бы найти цель поважнее.

— Если хоть ещё один человек узнает правду, то моя смерть будет не напрасной.

— Какую правду?! — рявкнул Томас Мартинс. — Вся правда уже есть в «Паутине»! А вы, как я лично видел, пытались распространить лживые фантастические бредни об истории человечества и о его реальности.

— Я просто хочу говорить правду…

— Хуже неправильных убеждений может быть лишь желание рассказать о них другим! — рявкнул Мартинс и с наслаждением треснул мужчину кулаком в челюсть.

Измайлов лишь грустно усмехнулся. Он решил приберечь капсулу с ядом до пыток, чтобы надавить на фальшивый зуб, когда боль станет нестерпимой.

Мартинс облизал пересохшие губы в предвкушении. Ему нравилось пытать. Замечтавшись, он не заметил, как Билл Аткинс тайком спрятал в рюкзак какой-то предмет, из конфискованных у Измайлова.

— Тащите электрический бич! — распорядился Мартинс.

 

***

­Измайлов умер, так ничего и не сказав. Он выдержал только один удар бича, закричал от боли после второго и раздавил фальшивый зуб. Яд, спрятанный в нём, подействовал мгновенно.

Разочарованию лишенного радости поиздеваться над стариком Мартинса не было предела, но в целом операцию признали успешной, поэтому к утру Томас успокоился. Он даже завёз Аткинса домой.

Зайдя в квартиру Билли сразу запер дверь. Он проигнорировал напоминание дезинфектора очистить руки, сел на пол, осторожно вытащил из кармана рюкзака небольшую книжечку и стал очень аккуратно листать страницы, будто трогал ядовитую змею. Надпись на обложке гласила: «Краткая история космических исследований двадцать восьмого века от начала Новой эры».

Аткинс с трепетом прочитал о том, что человечество уже три сотни лет странствует по галактике на звездолётах, открывает и колонизирует планеты. Множество имён героев нового времени, их великих деяний и открытий плыли перед глазами парня.

Но оставшееся на Земле население ничего этого не знало. Людей интересовали лишь мелочи, позволяющие облегчить существование, чтобы потратить освободившееся время на развлечения. В «Паутине» была официальная информация о том, что космические полёты человека являются экономически невыгодными и бессмысленными. Все разумные граждане полагали, что сначала нужно обустроить мир вокруг. «Кому нужны новые пространства, когда планета не едина и не идеальна?» Подобные лозунги звучали отовсюду, их поддерживали самые авторитетные представители общества.

Из содержания книжечки Аткинс понял, что много лет назад человечество разделилось. Самые отчаянные и способные рванулись в неизведанные просторы вселенной, навсегда отказавшись от контакта с землянами. Оставшиеся на Земле  власти ограничили технологии, установили запрет на развитие в пределах космоса дальше орбиты родной планеты и её ближайших соседей. А людям швырнули множество виртуальных миров как подачку. И все на неё клюнули, в том числе и сам Аткинс. Возможности «Паутины» были почти безграничны…

Билли вдруг осознал, что вся его жизнь представляет из себя не более чем барахтанья муравьишки в лужице. Сон, бесполезная работа, питание, бессмысленные развлечения… Кому всё это нужно? Такая ясная раньше картина мироздания теперь казалась смазанной и размытой. Парень с ненавистью отшвырнул книгу в угол. Он посмотрел в начинающее светлеть ночное небо через стенной светофильтр. Где-то там среди звёзд были его предки, покинувшие этот ограниченный мир и бросившие планету своим недостойным потомкам.

Невидящими глазами Аткинс смотрел в небо и шептал:

«Зачем? Для чего вы нас здесь оставили?».