Павлова Татьяна

 

По вере своей

 

  Смерть медленно, но неуклонно входила в прохладные залы королевского замка, подобравшись к властительному ложу. Она вывернула королевские суставы, иссушила плоть, покрыла кожу струпьями, а на глаза властелина набросила гнойную пелену. Христианнейший король умирал в муках.

   Придворный врач уловил слабое движение пересохших губ, старик звал сыновей. Двое принцев явились на зов отца.

  - Мне было видение, - с трудом прошептал умирающий, - Святая Дева указала два места, где она приготовила для меня чудодейственный эликсир. Один из вас должен принести флакон из пещеры на вершине горы, другой - из лесного ущелья. Я должен выпить смесь сегодня на закате и свершится воля Господа.

   Сыновья отправились выполнять волю отца.

   Старший сын отыскал горною пещеру, в самом центре которой стоял прозрачный флакон с мутной жидкостью. Принц поднял его, вышел наружу и задумался.

  - Итак, Святая Дева хочет вылечить моего отца. Если он выздоровеет, то, безусловно, соберет новый крестовый поход в Ее честь. Обратит в истинную веру еще пару стран соседей - язычников и освободит дальние земли от сарацинов. Нести христианские ценности тем, кто предпочитает племенное рабство и готов умирать за него - это ли не безумие! Они поклоняются своим лживым идолам и считают любые перемены бедствием. Король же всегда предпочитал подобную сомнительную миссию единственной достойной цели всех походов - цели обогащения королевской казны. Я сам уже не молод. Если благодаря чудодейственному эликсиру король проживет долго, то я рискую взойти на престол уже стариком. Нет, я не допущу этого! Святая Дева зря вмешивается в естественный ход событий.

   Старший принц выдернул серебряную пробку флакона и выплеснул содержимое на безжизненные камни. Из расщелины между ними выползла потревоженная его действием черная гадюка, самая ядовитая змея в округе. Принц ножнами от шпаги подцепил змею и подбросил вверх, а когда та шлепнулась на землю, не дав ей оправиться, схватил за голову и надавил на челюсти. Он нацедил змеиный яд во флакон и отшвырнул гадюку подальше.

  - Вот этот эликсир больше подойдет старому королю!

  Спускаясь с горы, он почувствовал приятный запах и оглянулся. Безжизненные ранее камни были покрыты чудесными цветами, испускающими тонкий аромат. Увидев, какое действие произвел эликсир, принц пожалел, что так опрометчиво выплеснул его, а не оставил для себя. Но он утешился мыслью, что поступил правильно, ведь принявший подобное снадобье король мог прожить очень долго, перекрыв ему дорогу к трону.

  

   Младший принц обнаружил флакон с серебряной пробкой на дне русла пересохшего ручья в глубоком ущелье и был крайне удивлен. Кто принес флакон сюда? Врач? Или придворные, слышавшие бред старого короля и привыкшие выполнять его волю?

  - Бедный отец! - с горечью думал он, - Какой ужасный конец! Какие мучения! Он этого не заслуживает. Король всегда был справедлив и великодушен, являлся подлинным гарантом мира во всем королевстве. Даже сейчас, когда он так немощен, его авторитет стоит неизмеримо выше распрей алчных баронов. Почему же он должен страдать? Как это ни прискорбно, но я обязан положить конец этим мукам.

   С этими словами младший принц открыл флакон и выплеснул содержимое на землю. Затем нарвал листьев белладонны, смял их и выдавил смертельно ядовитый яд во флакон.

  - Наверное, меняется погода, - подумал он, глядя, как наполняется водой пересохшее русло.

  

   Темно-розовый закат залил полнеба. Жаркий и душный летний день умирал, как и король. Прохлада была только в королевской спальне, но она не радовала собравшихся там людей, ибо шла не от нагретых каменных стен, а от присутствия смерти. Королевское ложе развернули лицом к балкону с видом на закат, рядом поставили столик, куда водрузили серебряную чашу. Сыновья одновременно вылили в чашу содержимое принесенных им флаконов. Когда буро-розовый закат свернулся в узкую полоску горизонта, придворный лекарь поднес чашу к губам короля, слегка приподняв его голову.

   Судорога пробежала по телу умирающего, присутствовавшие не могли подавить невольный вскрик. Тело короля обмякло и стало на глазах меняться, стек гной с ресниц, расправились суставы, отпали струпья, порозовели щеки. Король открыл глаза, сначала сел, а потом и встал с кровати.

  - Хвала Святой Деве! Обещаю посвятить ей новый крестовый поход. И клянусь, это будет самый великий поход в истории!

   Придворные ликовали, смерть была побеждена. Даже небесный закат вновь разлился в полнеба. Не радовался только старший принц, в отчаянии он бросился к чаше, не дне которой остались капли напитка, жадно проглотил их и рухнул на пол. Некоторое время его тело дергалось на полу, а потом затихло навсегда. Младший сын подумал: - Хорошо, что врач нашел средство вылечить отца, а мне попался, видимо, не ядовитый сорт белладонны. Только жаль, что у брата от радости не выдержало сердце.