Анна Ивженко

«Письмо из прошлого»

Георгий Константинович полулежал в кровати с закрытыми глазами. За окном был  последний месяц 1967 года, и скоро куранты пробьют полночь и наступит Новый год. Встретит ли он весну в будущем году, доживет ли до лета? Сколько еще отведено ему, сколько еще успеет сделать, написать, сказать? Чувствовал, что мало отведено ему.

Давно он задумал написать это письмо. Все боялся осуществить этот фантастический проект. Но что ему теперь терять? Уже нечего. Разве только посмеются над старческой причудой и забудут. А вдруг дойдет это письмо до адресата? Тогда не напрасно писал. Значит услышат его те, к кому он захотел обратиться.

Сердце больно забилось, заныло в груди от воспоминаний. Черкассы, милый город детства. Бабушка, сладкие ватрушки, буйные сады, сказочные цветники. И Днепр- широкий, красивый, разливистый. И та неожиданная встреча с девочкой – одногодкой, Полиной Оришкевич. Она пришла со своей мамой к бабушке в гости, в ее руках была книга. Им разрешили побеседовать, и они рассматривали картинки в той принесенной ею книге с каими -то фантастическими сюжетами удивительных строений и конструкций. Ее занимала фантастика, чудесный, таинственный мир, будущее. Костю тоже волновало будущее, но в поисках и в путешествиях, потому что он был романтиком. Они разошлись в литературных вкусах, но что-то запало ему в душу, иначе как могло появиться то наивное и фантастическое произведение, коротенький рассказ про космос. Константин Георгиевич сам себе тогда удивился и будто чего-то устыдившись, спрятал рукопись подальше.

И вот теперь, когда он понял источник того вдохновения, он решился на невероятный и безумный шаг – отправить письмо будущему адресату, потомкам Полины Оришкевич. Он помнил адрес той девочки, совсем не сложный – Черкассы, Кривой переулок, дом семь.

Протянув руку к столику, который стоял при кровати, Константин Георгиевич Паустовский ухватил пальцами пару чистых белых листов и стал писать. Когда он закончил писать письмо, то вывел последнее предложение под адресом получателя: «Вручить адресату через пятьдесят лет».

Куранты пробили полночь. Наступил новый 1968 год. Утром письмо было отправлено.

Прошло совсем немного времени и письмо пришло в Черкассы. Заведующий почтой, которому на стол было положено столь странное письмо с удивлением его рассматривал, не зная, как поступить. Вертя его в руках, он постоянно вздыхал. Затем вызвал к себе Юру, нового младшего помощника на почте. Когда тот явился, Виктор Кондратьевич показал ему письмо и сказал:

- Если бы не подпись отправителя – Паустовский, я бы решил, что это розыгрыш и не тратил бы времени на эту чепуху. Доставили бы письмо мгновенно, но здесь подпись солидного писателя, кто ж его не знает. Вот такие дела у нас, Юра. Попрошу тебя попридержать язык за зубами на счет этого письма. А тебе поручаю его вручить адресату.

Юра покраснел, но письмо взял из рук Виктора Кондратьевича.

- Ты молодой, тебе сейчас только двадцать лет. А я или кто-то еще из наших сотрудников.. сам понимаешь, мы уже не молодые. Интересно, конечно, было бы узнать, что там написал известный писатель. Но видимо, он писал не для нашего поколения.

- Видимо так, - согласился Юра.

- Вообщем, я тебе поручил. Чтобы выполнил.

- Хорошо, Виктор Кондратьевич, - согласился Юра. – Можно вопрос?

- Что еще?

- А вдруг не доживу?

- Я тебе не доживу, - буркнул Виктор Кондратьевич. – Писатель известный попросил нас. Что ж мы, оплошаем, что ли? Иди, работай.

Пролетели пятьдесят лет. Юрий Иванович, уже пенсионер, шел по указанному в письме адресу – Кривой переулок, дом семь. Сколько раз он проходил здесь, незаметно интересуясь жителями этого дома. Наблюдая рождение и смерть в этом доме. И все гадал, кому же он доставит это письмо.

Подойдя к калитке, он постучал. Ему открыла молодая женщина лет тридцати.

- Вы к кому? – спросила она.

- Да вот, собственно, к вам.

- По какому делу? – улыбнулась хозяйка дома номер семь.

- Я бывший почтальон. И когда-то давно мы получили удивительное письмо от известного писателя – Константина Паустовского. И письмо это было адресовано вам.

Молодая женщина от волнения покраснела.

- Как это мне? – не поверила она.

- Вот, пожалуйста, прочтите, что написал отправитель.

И Юрий Иванович протянул женщине письмо. Анна, а так звали молодую женщину, прочитала: «Вручить адресату через пятьдесят лет».

- Как такое может быть? – не поверила она своим глазам. – И вы все это время ждали этого часа и этой минуты, чтобы  отдать его мне? – слезы появились на глазах Анны.

- Значит, вам, - ответил Юрий Иванович.

- Проходите в дом, прошу вас.

- С удовольствием, - согласился принять приглашение почтальон.

Когда чай был налит в чашки, Анна поинтересовалась:

- И неужели за все эти годы у вас не возникло желания открыть и прочесть?

- Нет, что вы. Тогда бы моя миссия была бы не выполнена. Ну, открыл бы я, прочитал, а потом со мной бы что-то случилось, это уж точно, потому что предал дело, которое мне Виктор Кондратьевич доверил. Я его очень уважал. А так это письмо давало мне надежду, что я проживу еще очень долго, если такое дело мне поручено, самим Паустовским, можно сказать.

- Да, вы правы, - ответила Анна, отпивая чай. – Я боюсь вскрыть письмо, - призналась она.

- Не надо бояться, - успокоил ее Юрий Иванович. – Если разрешите, я бы тоже хотел узнать, что же там такого написано, - он умолк на полуслове.

- Конечно, конечно, - обрадовалась Анна. – Давайте прочтем его вместе.

И она вскрыла конверт. Достала пару пожелтевших от времени страниц и стала читать:

«Это пишет вам умирающий Паустовский. Когда вы, мой адресат или адресатка, получите это письмо, меня уже давно не будет на свете. А у вас за окном будет 2017 год и вы будете праздновать столетие революции…»

Тут Анна остановилась и бросила быстрый взгляд на Юрия Ивановича.

- Ничего, читайте дальше,- успокоил он ее, - он же не знал, что уже не будет его  мира.

И Анна продолжила читать письмо Паустовского:

«В этот год мне было бы уже сто двадцать пять лет. Но люди в наше время столько не живут. А вот в ваше время, возможно, уже и доживают до таких лет. Но спешу приступить к главному. Вас удивляет это письмо из прошлого, и я могу себе это представить. Когда-то давно, в детстве, я жил в Черкассах у моей бабушки. И однажды к нам в гости пришла подруга моей матери, чтобы повидать ее, а с ней была ее дочка. Вот с этого все и началось, но как часто это бывает, это нечто мы прячем глубоко в душе, храня долгие годы в тайне.

Став писателем, я написал много рассказов и романов. Но один мой рассказ все же не такой как остальные. И сейчас я хочу раскрыть свою душевную тайну моему будущему адресату, потомку той самой девочки. С адресом я не ошибся, вы можете не сомневаться в этом.

Если бы сейчас каким-то чудом продлились мои годы, я бы стал писателем – фантастом. Мой рассказ «Старая рукопись» пробудила во мне нечто новое. И я сам вначале не понял, что со мной произошло. Поэтому, просто взял и спрятал свою рукопись, посчитав ее наивной и до странности фантастической. Но это был первый росток и единственный, который посмел пробиться возле старого, умирающего от старости, дуба. Росток нового для меня жанра фантастики. Росток, который я сам же и спрятал с глаз подальше, будто устыдившись чего-то в самом себе, в романтике с головы до ног.

И вот теперь я хочу жить, когда жизнь закончилась, ради этого ростка, чтобы переродиться как писатель, в этот слабенький росток, который посмел появиться в моем литературном творчестве. Росток фантастического рассказа. Он бы рос и подрастал во мне и в скором времени стал бы уже молодым красивым деревцем, а потом и могучим, возмужалым деревом. Я бы ухаживал за этим деревом, поливал бы его своим воображением и удобрял своим трудом. Отдался бы ему с новыми силами, как преданная мать отдается своему чаду на всю жизнь. Но вот моя жизнь подошла к концу и этот росток уже не успеет стать даже маленьким деревцем. А значит, я не успею сказать свое слово в фантастике. Но что-то клокочет внутри меня, волнует, будоражит мысли. И я знаю, что это. Мое новое рождение, мое новое поприще в литературе, которое, увы, мне уже не пройти, потому что годы мои сочтены.

Я представляю тебя, мой будущий адресат, все-же, девушкой или молодой женщиной и, наверное, в детстве ты была похожа на свою прабабушку – девочку, вечно ходящей с книжкой, любящей читать. Я вижу тебя именно такой. Прости меня, если я ошибся. Образ этой милой девочки сопровождал меня всю жизнь, а затем проклюнулся ростком в «Старой рукописи», удивив и взволновав меня чем-то новым, таинственным, космическим, фантастическим. Но при этом, таким родным и земным чувством.

Будь счастлива моя адресатка из будущего. Как, наверное, хорошо вам всем стало жить в нашей огромной стране. Я думаю, вы уже освоили космос и может быть даже заселили Марс. Уверен, что с новыми технологиями вы шагнули далеко вперед в освоении космоса. Как бы я хотел узнать, какой стала моя Родина. Болею за нее всей душой и всем сердцем. Сроки, отведенные мне на жизнь, подошли к концу, и я, зная, что в моей жизни уже все позади и уже ничего впереди, решился на написание этого письма будущему поколению той милой девочки. Я отправил письмо в город моего детства ради той девочки, Полины Оришкевич, которая пришла к нам в гости и держала в руках удивительную книжку с какими-то фантастическими картинками. Девочка осталась в моей памяти навсегда, ее образ я пронес через всю свою жизнь. И когда я написал рассказ «Старая рукопись», я знал кого я видел в образе той девочки – весну, детство, родной край, любимую страну. Все слилось в ней, в ней одной, в девочке с книжкой.

Я сильно устал, мое время подошло к концу. А вы должны идти дальше после нас. Берегите нашу прекрасную страну, любите Родину всей душой. Читайте, думайте, путешествуйте. И пусть дух романтики не покидает вас никогда.

Ваш К. Паустовский»

Когда Анна проводила Юрия Ивановича до калитки, он обернувшись к ней спросил:

- А кто вы по профессии?

- Я писательница, - ответила Анна.

Юрий Иванович, улыбнувшись чему-то своему, кивнул на прощание и зашагал к себе домой. Он выполнил поручение писателя достойно.