Маруся старательно поднимала как можно больше шума. С размаху швыряла принесенные из мусоропровода пакеты в контейнер. Долго елозила метлой на каждом квадратном метре под домом. Мало ли что пять утра! Она работает, к тому же в тяжелых условиях – с большого бодуна. Денег не осталось даже на пиво… А проклятые жильцы имеют наглость дрыхнуть в теплых постелях.

Потоки ядовитой желчи с новой силой забили у Маруси при виде голого мужика лет сорока. Тот энергично шагал по тротуару со стороны больницы. Под мышкой извращенец нес толстую картонную папку с надписью «Дело». Лицо нахала показалось Марусе знакомым. Кажется, его фотографию приносил несколько дней назад участковый. Зачем-то полиция искала этого чудика. И вот он собственной персоной – в чем мать родила.

- Стой, козел! – рявкнула Маруся во все горло.

Но мужик даже голову не повернул.

- Ах ты… - и Маруся, замахнувшись метлой, вывалила на голого поток матерщины.

Однако подкрепить брань ударом не получилось. Странный прохожий едва глянул на дворничиху, и душа ее моментально ушла в пятки – настолько дик и злобен оказался тот мимолетный взгляд. Поднятые руки словно застыли. Лишь когда голый исчез за углом дома, Маруся смогла опустить метлу. Сердце бешено колотилось. И сама она дрожала, обливаясь потом. Шуметь сразу расхотелось. Маруся помчалась в дворницкую в подвале и рухнула на кровать.

Через несколько дней справки о голом наводил участковый. Он тут же потащил Марусю в следственный комитет. Там показали несколько роликов с голыми мужиками на улице, и она легко узнала того самого. Как она поняла, сняли его из машины – место знакомое, по пути к парку. За кадром раздавался зоологический смех здоровых молодых людей.

Следователь выпытывал, не запомнила ли Маруся номер дела – на ролике, увы, мужик закрывал оное рукой. Но на такие подвиги Марусин мозг рассчитан не был… Выйдя от следователя, дворничиха немедленно потребовала от участкового обещанного пива. И обратила внимание на ожидавшую в приемной миловидную женщину лет тридцати пяти или чуть больше. Одетая в темное, та замерла в оцепенении и не сразу услышала, что ее приглашают в кабинет.

*

Едва переступив порог, Лариса почувствовала резкое изменение отношения к себе. Дело о зверском убийстве ее мужа, Олега Баринова, как оказалось, передали другому следователю. И тот не испытывал сочувствия к вдове. Напротив, пытался ее в чем-то уличить и задавал странные вопросы. Не испытывал ли покойный серьезных финансовых затруднений? Не проигрался ли он в карты или на автоматах? Не одолевали ли его коллекторы? Не шантажировали ли некие подозрительные типы? Не объявлялся ли в последнее время не известный ранее брат-близнец Олега?

От каждого отрицательного ответа – а других у Ларисы не было – следователь морщился, как от зубной боли. Наконец, хмуро поинтересовался:

- Может, вы даже ролик в «Ютубе» не видели?

- Разве до «Ютуба» мне теперь… - проговорила Лариса, сдерживая слезы.

- Напрасно! Вот, взгляните. Там человек, очень похожий на потерпевшего.

При виде голого мужчины с папкой, невозмутимо шагавшего по переходу на зеленый свет, Лариса качнулась в кресле и впилась глазами в монитор.

- Но это же Олег! – воскликнула она, ничуть не сомневаясь. – Господи, когда это он умудрился? Вот дурачок…

- Четыре дня назад, - ледяным голосом ответил следователь. – Очень странно, не так ли?

- Но такого просто не может быть! – пролепетала Лариса. – Это ошибка…

- Никакой ошибки! И мы думаем, вы знаете об этом гораздо больше, чем пытаетесь показать, гражданка Баринова… Итак, кому в действительности принадлежат опознанные вами останки?

Ответа Ларисы следователь не дождался – измученная женщина лишилась чувств…

*

Коле чертовски повезло. Он так добросовестно помогал заносить вещи новым жильцам, что те отблагодарили дворника по-царски. Марусина дворницкая такого изобилия еще не знала. Грубый деревянный стол, накрытый по такому случаю газетами, ломился от сыра, колбас, холодного картофеля с луком и укропом и, главное, водки. Люди в соседний дом въехали явно не бедные и, главное, не жмоты – Коля с размахом организовал пирушку на несколько коллег-женщин.

Захмелевшие бабы с превеликим интересом слушали Марусины истории про голого мужика и вызов к следователю. А Коля оказался полностью в курсе дела – и газеты читал, и понятым его приглашали. Мужик тот пропал около двух недель назад. Поссорился с женой и ушел. На следующий день та забила тревогу, написала заявление в полицию. А потом в нескольких мусорных контейнерах нашли пакеты с фрагментами расчлененного тела.

Эту историю, конечно, все дворники знали. И как арестовали подозреваемого – Ваньку Бешеного, и как Колю приглашали понятым в лесопосадку. Ванька там показал, на какое дерево закинул пакет с головой. С мужиком тем Ванька познакомился в забегаловке, разговорились. Позвал к себе. Из-за чего потом поссорились, Ванька уже не помнил. Но, разъярившись, бил гостя ножом в шею. Вышел еще за выпивкой – деньги взял у убитого. И поскандалил из-за какого-то пустяка в магазине. Забрали Ваньку на двое суток в полицию. Вернувшись домой, он распилил тело и раскидал пакеты где попало… И откинулся-то Ванька недавно – зимой. Теперь сядет уже надолго.

- А может, и нет! – объявил Коля. – Нет тела – нет дела.

От знакомого санитара Коля узнал, что из морга таинственным образом исчезли все фрагменты трупа. А голый мужик, герой «Ютуба», как две капли воды похож на убитого и расчлененного… Такой неожиданный поворот событий вызвал оживление в дворницкой. Маруся сразу вспомнила женщину в темном у кабинета следователя – видимо, вдову. Выходит, затеяли они какую-то аферу  с муженьком, а Ваньку решили подставить. Подсунули тому левый труп. Коля на соглашался – зачем же тогда голым на улице внимание к себе привлекать? Немного поспорили, но друг друга не убедили. А потом начали дружно ругать начальство, депутатов и пенсионную реформу, пока не выпили все до капли.

Выползали из подвала еле-еле. Однако Маруся еще кое-что соображала. Испуганно взвизгнув, она показала собутыльникам на неторопливого прохожего в странном наряде – малиновых шароварах и пончо в шахматную клетку:

- Смотрите! Тот самый голый мужик! Только принарядился, козел!

- Гадом буду – та самая голова! Она в пакете на дереве висела! – со стоном подтвердил Коля и бурным потоком исторг заработанное угощение на газон.

Пример его оказался заразительным. А мужик лишь печально глянул на враз заболевшую компанию и вскоре исчез за углом. 

*

Лариса лежала в постели и никак не могла прийти в себя. Как же так? На растерзанных останках она узнала каждую родинку, каждый шрамик… Но и на видеозаписи, вне всякого сомнения, тоже был Олег – его фигуру и походку за пятнадцать лет она изучила досконально. Ошибиться не могла. Разве что начала сходить с ума…

И вдруг Лариса услышала, как поворачивается ключ в замке. Женщина похолодела, не в силах двинуться с места. Потом послышались шаги – до боли знакомые… И в то же время Ларисе казалось, что по квартире гулко ступает статуя командора. Наконец, в дверях застыла нелепая фигура в дурацком пончо. Человек заговорил… И голос не оставлял никаких сомнений – это Олег!

- Ларочка, прости дурака, - пробормотал он. – Не знаю, что на меня нашло. Психанул не по делу… Еще и типа одного в забегаловке встретил. Знаток жизни, блин, с наколками… Вот только ума не приложу, где бродил целых два часа, когда от него ушел… Под дверью только очнулся – в этом дурацком прикиде…

*

Лишь через месяц Олега все-таки решили выписать из клиники. Психически пациент оказался совершенно здоров, но ничего не помнил из событий почти двух недель - от ссоры в квартире Ваньки Бешеного до возвращения домой. Генерализованная амнезия – таков оказался диагноз светил медицины.

У больницы Олега Баринова поджидали Лариса и двое мальчиков тринадцати и десяти лет. Дети с начала лета отдыхали в деревне, и Лариса сразу не решилась сообщить им страшную весть. А когда вдруг следствие начало юлить и тянуть с выдачей тела, решила привезти их только на похороны. И вдруг такая неожиданность…

Едва счастливо воссоединившееся семейство собралось рассаживаться в такси, к Бариновым подошел неприметный молодой человек. Лариса узнала первого следователя по делу о «гибели» Олега. Оказалось, его недавно уволили из органов – после исчезновения дела из запертого сейфа. И неважно, что несколько дней назад дело таким же таинственным образом туда вернулось.

Молодой человек поведал Бариновым, что дело Олега – крупный висяк. Генетическая экспертиза подтвердила, что вернувшийся после двухнедельных скитаний человек – тот самый, что оставил биологические следы на многочисленных предметах в квартире. Именно он и отец двух мальчиков. Однако ему же принадлежат остатки крови и прочих тканей в мешках из-под фрагментов тела… Рецидивист Ванька Бешеный также опознал потерпевшего в окружении двух подставных. Появление человека с того света настолько потрясло преступника, что тот скончался от разрыва сердца почти сразу после опознания…

- Но чего вы хотите от меня? – нетерпеливо спросил Олег.

- Согласия на гипноз, - ответил бывший следователь. – Мне удалось договориться с одним из крупнейших специалистов в стране. Черт с ней, со службой. Но хоть что-то бы понять в вашем деле… Думаю, и вам это любопытно.

*

Олег, закрыв глаза и положив руки на стол, монотонно рассказывал:

- Спускаюсь в шалман… Привет! Привет! По пять капель?..

Потом оказалось, что с хорошим человеком лучше выпить дома, а не в антисанитарных условиях в окружении сомнительных типов. Однако разговор в съемной квартире у Ваньки неожиданно получился напряженным. Гость не захотел ругать проклятых ментов, правительство и депутатов. Более того, пытался объяснить, что большинство из них честно делают свое дело. Но недалекие обыватели почему-то делают глобальные выводы исключительно по недостойному меньшинству – чешут всех под одну гребенку… Это были последние слова Олега.

Минуту-другую загипнотизированный молчал. Затем пальцы его судорожно забегали по столу, чего-то ища. Экс-следователь тут же вооружил их карандашом и бумагой. Минут через пятнадцать на столе лежал отлично выполненный рисунок: десятка полтора самых разнообразных монстров с одной стороны, а с другой – пяток существ вроде двуногих четвероруких головастиков.

Покончив с рисованием, загипнотизированный вдруг застрекотал, подобно кузнечику. Но свои рулады выводил гораздо разнообразнее, чем насекомые. А через пять минут так же внезапно замолчал и заснул, положив голову на стол.

- Загадок меньше не стало, - вздохнул экс-следователь, забирая странный рисунок. – Думаю, лучше господину Баринову не видеть свое творение…

*

Профессор Игрек, размахивая четырьмя руками, строго стрекотал на студента Эпсилона:

- Оценка – три с минусом. Операцию по регенерации безнадежно разрушенного тела аборигена вы провели сравнительно неплохо. Контролировали его перемещения из гиперпространства вообще блестяще. Но при этом наделали немало ошибок. Я вам всем сколько раз говорил: для подтверждения эксперимента достаточно копии местных материалов – вы же забрали оригинал дела из сейфа. Не учли особенности искусственных покровов аборигенов. Сначала запустили испытуемого без них, потом в каких попало… Это юмор у вас такой, что ли? Наконец, не обработали до конца память. Под гипнозом ваш абориген изобразил сцену экзамена по регенерации – все-таки запечатлелась где-то в его мозгу. Ладно, на бред сумасшедшего внимания особого не обратят.  Гораздо хуже, что у вас качество восстановления немного подкачало. Где мой пространственный сканер? Вот, смотрите… Как раз в данный момент ваш абориген и его самка предаются любимому развлечению разумных на их планете – акту условного размножения.

*

Супругам Бариновым пришлось долго ждать, пока мальчики наконец-то заснут. И вот свершилось то, что не получилось месяц назад по возвращении Олега… Лариса громко застонала, но как только Олег победоносно зарычал, внезапно испуганно замолчала. На теле мужа вдруг выступили красные полосы: на шее, поперек туловища на груди, на ключицах - в общем, там, где прошла ножовка Ваньки Бешеного…