Рыбья помощь

 

                                                  1
       
       – Он уже больше часа не двигается, – сказал карась окуню, плавающему вокруг мастерски пробуренной лунки. – Сидит с закрытыми глазами и посапывает. Я уже двадцать минут дергаю за крючок. Силы мои на исходе, а оставлять его в таком состоянии – жалко.
       – Да пусть замерзнет! – со злобой ответил окунь. – Тебе-то какая разница? Одним извергом будет меньше.
       – Так нельзя, – настаивал карась. – Мы, рыбы, не должны уподобляться двуногим. Мы лучше их и…
       – Сдался он тебе, – резко перебил окунь. – Убийца проклятый! Скольких наших братьев он и ему подобные отправили на тот свет! Ежедневно пропадают мои близкие и знакомые. А вода? Посмотри, что такие, как он, с ней сделали! Постоянно болеем. Это невыносимо…
       – Человек по природе своей не так умен, как рыба. Уж это мы ему не можем поставить в упрек.  
       Карась поднялся к центру лунки и еще раз посмотрел на спящего рыбака, одежду и лицо которого припорошили мелкие снежинки, потом вернулся к приятелю и сказал: 
       – Я уверен, что каждое живое существо, обитающее на суше или в воде, создано с какой-то определенной целью. Природе виднее…
       – И что теперь? – не унимался окунь. – Поплывешь за помощью? И кого на этот раз подвергнешь опасности?
       – Извини, старина, но я не могу иначе, – виновато сказал карась и, сделав легкий взмах плавниками, добавил: – Я не буду поступать с рыбаком по-людски. – Окунь недоумевающе уставился на приятеля и хотел было что-то спросить, но тот сразу уточнил: – Я имею в виду, что не поступлю с ним так, как с нами обычно поступают люди. Ты, кстати, когда в последний раз видел сома?
       – Которого именно?
       – Великана.
       – Это того, который в «Рыбьей помощи» служит? 
       – Да.
       – Мы со щукой вчера мимо него проплывали. Я смотрю на сома – лежит он и стонет. Я спрашиваю ее, что произошло с беднягой. Так вот, оказалось, что он уже неделю не выплывает из своей ямы, зализывает раны после того, как спас очередного представителя племени двуногих хищников (глубоко любимых тобой), вынудив его проснуться. Теперь мучается – крючки сильно изранили тело. 
       Карась застыл в глубоком раздумье, и по его виду было ясно, что он чем-то озадачен. Немного помолчав, карась сказал:
       – Мне жаль Великана, но только он может помочь решить эту проблему.
       – Прошу тебя, – взмолился окунь, – откажись от этой затеи или возьми кого-нибудь другого! В бригадах «Рыбьей помощи» много сильных плавников.
       – Да мне и самому неловко беспокоить раненого товарища, но ты посмотри на размеры этого рыбака. Я даже не уверен, что сом сможет справиться с поставленной задачей, не говоря уже о других членах команды спасателей, которые намного слабее и меньше его. Действовать нужно очень быстро – человек скоро замерзнет. 
       – Делай, как знаешь, – расстроенно пробормотал окунь, отдаляясь от собеседника, – но мне совсем не нравится твое стремление помогать убийцам, рискуя нашими самыми лучшими кадрами.
       – Я обещаю тебе, – крикнул карась вслед своему приятелю, – что не буду принуждать Великана. Может быть, он и откажется…
       – Не откажется, – сухо прозвучали слова медленно уплывающей рыбы. – Он такой же ненормальный, как и ты…
                                     
                                       2
       
       Великан сделал несколько неуклюжих кругов вокруг наживки, обдумывая план действий, потом глянул на объект спасения, зашевелил усами и куда-то уплыл, но вскоре вернулся. Карась наблюдал со стороны, как сом нерешительно открыл рот, схватил крючок рваной губой и плавно натянул леску. 
       Несмотря на глубокий сон, рыбак продолжал держать комель удилища мертвой хваткой. Оно приняло форму дуги. Сом неспешно отпустил наживку и снова отплыл.
        – Что с тобой, Великан? – взволнованно спросил карась. – Что-то не так?
        – Страшно немного, да и губы сильно болят… – ответил сом и задумался. В его глазах карась прочел что-то очень нехорошее и ужаснулся:
        – Ты очень болен, приятель. Прости, беспокоить тебя было большой ошибкой. Возвращайся домой, пожалуйста. Я обращусь к…
       – Никто, кроме меня, не сможет разбудить этого рыбака, – настоял Великан. – Ты сам это понимаешь. Да и времени искать других спасателей уже не осталось. Нужно действовать прямо сейчас, иначе случится непоправимое.
       – Да, ты прав, но…
       – Никаких «но»! – сом снова не дал карасю договорить и, приблизившись вплотную к нему, добавил: – Я обещал своей старушке вернуться к ужину и сдержу слово, чего бы мне это ни стоило. 

       Великан подплыл к наживке, резко схватил ее и начал метаться из стороны в сторону, натягивая леску что есть силы. Удилище выгнулось до предела и вырвалось из рук пьяного рыбака, стукнув беднягу комлем по подбородку. Человек внезапно проснулся и, еще не до конца понимая что произошло, резким движением, доведенным до автоматизма многократными посещениями водоемов с целью охоты на их обитателей, быстро поднял свое оружие, принимаясь вытягивать добычу.

                                       3

       – Папа, как тебе удалось поймать такую большую рыбину? – спросила рыбака маленькая дочь, когда тот лежал на кровати и тяжело дышал. – Самец называется, верно?
       – Правильно говорить «сом», дорогая моя, – простонал добытчик, поправляя на голове холодный компресс. – Это хищная, очень вкусная рыба, которая зимой довольно трудно ловится. Но твой папа – большой профессионал, поэтому мама нам приготовит шикарный ужин. 
       – Да, наш папочка – молодец! – послышался голос из кухни. – Но если бы он меньше пил, то ему бы вообще цены не было!
       – Не кричи, солнышко, прошу тебя, – еле дыша и чуть не плача, прохрипел глава семьи. – Я больше так не буду. Клянусь.
       – Ты – мастак божиться, – с полушутливым ехидством сказала жена, – но тем не менее каждый поход на рыбалку у тебя заканчивается жутким похмельным синдромом.
       Вечером следующего дня, сидя за праздничным столом, на котором в окружении многочисленных закусок стояло огромное блюдо с запеченным сомом, «гуру» рыбной ловли уже в хорошем расположении духа делился с гостями своими профессиональными приемами. 
       – При строгом соблюдении определенных правил, – говорил он, – даже начинающий рыбак сможет порадовать свое семейство вкусной рыбной запеканкой. 
       И этому повелителю удилища и лески, как и всем собравшимся за столом слушателям, было невдомек, что сом по прозвищу Великан, плотью которого они набивали свои животы, – погибший член организации «Рыбья помощь», спасший не один десяток пьяных рыбаков от смерти на морозе.