ВАДИМ АСТАНИН

 

ДЕЗИНСЕКТОР

 

Огромная толпа собралась у скалы. Толпа молчала и смотрела вверх. А сверху на толпу смотрел Максаков. В руках он держал пятизарядное помповое ружьё, в котором не было патронов. Патроны у Максакова закончились на прошлой неделе, когда ему пришлось с боем выбираться из города. Город был его продуктовой базой. Относительно безопасной до последнего времени. Жители бежали из него в самом начале катаклизма, не дожидаясь  заражения. Продукты Максаков достал, а вот заправиться не успел. Счастье, что сумел доехать до скалы на последних каплях бензина. Хотя, как доехал? Заглох в метрах двухстах от дома, если это можно назвать домом, и пришлось Максакову таскать двести метров коробки, мешки и пластиковые фляги с водой на себе, утопая в песке и обливаясь потом. С некоторых пор Максаков жил в пещере, на высоте пяти-семи метров над уровнем, нет, не моря — песчаной долины. В пещеру он понимался по верёвочной лестнице, груз затаскивал наверх, используя ручную строительную лебёдку.

 

Раньше был у Максакова товарищ. Можно сказать — друг. По несчастью. Сподвижник, прикрывавший Максакову спину. Был, да ушёл. Собрался, забрал часть продуктов и половину всего боезапаса: двадцать три патрона двенадцатого калибра, начинённых крупной дробью, картечью и коническими свинцовыми полуоболочечными пулями. Он ушёл на восток. Максаков был рад тому, что он оставил машину, но очень жалел взятых товарищем патронов. Оружие и боеприпасы ценились в новом мрачном мире выше, чем еда, вода и средства передвижения. Человек с ружьём в новом мрачном мире имел больше шансов на выживание, чем человек без ружья.

 

Товарищ отправился в путь на рассвете. Через несколько дней после его ухода Максаков поехал в город за продуктами и там на него напали заражённые, от которых ему пришлось спасаться бегством, из-за чего он растратил весь наличный боезапас и остался без топлива. Если, конечно, не считать единственного патрона, припасённого на крайний случай и двухлитровой пластиковой бутыли, заполненной бензином наполовину.  Этим бензином он заправлял туристический примус, на котором разогревал продукты быстрого приготовления. Максаков достал заветный патрон, вставил в подствольный магазин,  продвинул внутрь большим пальцем до характерного щелчка, потянул цевьё и дослал патрон в патронник. Теперь он чувствовал себя более уверенным.

 

Прислонив ружье к стене, Максаков взялся за разборку продуктов, наваленных грудой у входа. Для начала он перетащил вглубь пещеры бутыли с водой, затем принялся сортировать коробки и пакеты — отдельно консервы, отдельно каши, супы, вермишель, лапшу быстрого приготовления, отдельно хлебцы, пряники, печенье, сушки, бублики — и складывать их в штабель по номенклатуре, чтобы не рыться в поисках нужной опции. Одиночество, страх и безысходность незаметно сводили его с ума, отчего он, сам того не замечая, временами начинал мыслить канцеляризмами высшей пробы.

 

Один из пакетов привлёк его внимание аляповато-кричащей расцветкой и большими ярко-алыми иероглифами. Максаков дёрнул за стягивающую горловину жёлтую плетёную нить, но пакет, вместо того, чтобы раскрыться, самым неожиданным образом лопнул с громким хлопком по всей длине и прессованные бурые плитки посыпались на пол. Резкий запах расползся по пещере. Максаков, чертыхнувшись, наклонился, чтобы собрать упавшие брикеты не известно чего и так и застыл, потому что увидел...

 

...это был прямоугольный box, коробка чёрного пластика с закруглёнными краями. На лицевой части коробки находилась зелёная выпуклая кнопка. Под кнопкой на пяти языках: английском, французском, немецком, русском и японском было написано: "Вызов экстренных служб". Шестой язык, он же главный, он же первый был, само собой разумеется, китайский. Максаков поднял коробку. Скрестив ноги, он уселся на полу и принялся изучать находку.  Кроме кнопки и надписей в коробке не было ничего примечательного. Покрутив коробку так и сяк, Максаков решился и надавил на кнопку.

 

- Универсальная служба очистки. Оператор. Слушаю, - раздался из микрофона женский голос. Оператор говорила на чистейшем русском языке. - Слушаю, - нетерпеливо повторила оператор. - Говорите, не занимайте линию!

 

Максаков торопливо отключился. Он был не просто ошеломлён, он был... Максаков не мог подобрать чёткого сравнения к своему душевному состоянию. Это что, шутка такая? Издевательский розыгрыш?! Служба очистки! Откуда здесь быть службе очистки? Какая, к чёрту, служба очистки, когда мир однозначно обрушился в тартарары, а тех, кто остался здоров, можно спокойно пересчитать по пальцам? Если есть вообще кого пересчитывать, кроме самого Максакова?!

 

Однако служба очистки оказалась вполне себе материальной и неизвестный оператор про сброшенный Максаковым звонок не забыла.

 

- Универсальная служба очистки. Оператор Гу... Извините, проблема с языковой конверсией... то есть с переводом... Оператор Гу... сельникова. Ваша заявка принята к исполнению. Местоположение?.. Координаты установлены. Так, галактика ГТ номер восемь-девять-пять, дробь семнадцать шестьдесят три четыреста восемьдесят шесть, Млечный Путь по-вашему, Рукав Ориона, Местный пузырь, Солнечная система, третья планета от центрального светила, широта... долгота...

 

- Ноль тридцать в тентуре, - сказал Максаков, - семь в спирали.

 

- Гражданин, - требовательно сказала оператор Гу(сельникова), - не отвлекайте. Широта и долгота определены. К вам направлен наш сотрудник. Ждите.

 

Ждать пришлось недолго. Работник Универсальной службы очистки материализовался в пещере через шестьдесят секунд после того, как оператор сообщила Максакову об отправке специалиста. Выглядел специалист на удивление обыденно. Максаков представлял инопланетянина (а в том, что служащий очистки был настоящим инопланетником Максаков не сомневался) несколько иначе. Пришелец же внешне ничем не отличался от среднестатистического существа мужского пола (две руки, две ноги, одна голова). Рост чуть выше среднего, телосложение плотное, лицо вытянутое, губы тонкие, нос прямой, волосы черные, с едва пробивающейся сединой на висках, в блекло-серых глазах застыла усталость. Максакову был хорошо знаком этот взгляд — взгляд человека, вынужденного заниматься опротивевшим делом. 

 

- Дезинсекция, - сказал инопланетник, - вызывали?

 

- Формально, нет, - ответил Максаков, - не вызывал.

 

- Тем не менее, - сказал дезинсектор, - наряд оформлен. Будем разбираться. На что жалуетесь?

 

- Не знаю, - честно признался Максаков.

 

- Разберёмся, - сказал дезинсектор. - Показывайте.

 

- Извольте, - сказал Максаков и провёл дезинсектора к выходу из пещеры. - Смотрите...

- Ага, - глубокомысленно изрёк дезинсектор. Сев на корточки, он поглядел вниз.

 

- Давно это случилось?

 

- Шестнадцать месяцев, - сказал Максаков, выглянув вслед за дезинсектором, - и двадцать восемь дней назад.

 

- Навскидку — паразит, - задумчиво сказал дезинсектор, - но точно определить можно только после детального осмотра на местности. В общем, надо посмотреть.

 

- Куда? - спросил Максаков.

 

- Туда, - сказал дезинсектор, указывая большим пальцем направление.

 

- Но там же, - выдохнул Максаков, - эти!

 

- Ну, эти, - сказал дезинсектор, - и что? Эти-то как раз не проблема. Проблема заключается в точности верификации заразы и локализации исходного очага поражения. Значится, так...

 

Инопланетник подошёл к контейнеру (контейнер материализовался вместе с пришельцем) и приложил ладонь к боковой стенке. Щелкнул замок и контейнер раскрылся. Пришелец, скинув куртку и сняв ботинки, быстро переоделся. Его снаряжение также откровенно разочаровывало. Не было в нём ничего сверхтехнологичного и супервыдающегося. Оно состояло из:

 

1. защитного комбинезона, белого, одноразового;

2. защитной маски полнолицевой;

3. защитных перчаток резиновых прочных;

4. защитных бахил на толстой подошве;

5. ремня широкого тканевого прочного;

6. наушников;

7. ранцевого баллона с дезинсектирующей жидкостью;

8. генератора горячего тумана с длинной трубой и сменными насадками-форсунками;

9. ручного распылителя дезинсектирующей жидкости;

10. запасных канистр с топливом, крепящихся к поясному ремню в количестве двух штук;

11. сухого пайка питательного калорийного и бутыли с питьевой водой в поясной сумке;

12. полевой аптечки;

13. фибрового чемодана, окрашенного в казённый зелёный цвет.

 

 

- Берите чемодан, - распорядился дезинсектор. Максаков взялся за ручку. - Ну, и о чём вы задумались? Открывайте! - Максаков послушно открыл крышку. Чемодан оказался под завязку набит гранатами.

 

- Умеете обращаться? - спросил инопланетник.

 

- Что вы, нет, конечно, - сказал Максаков.

 

- Это несложно, - успокоил Максакова дезинсектор. - Крепко сжимаете в ладони, дёргаете за кольцо и бросаете. Справитесь?

 

- Попробую, - сказал Максаков.

 

- Пробовать не надо, - сказал дезинсектор, - надо хорошенько размахнуться и бросить гранату как можно дальше. Желательно в самый центр толпы, либо как можно ближе к её центру.

 

Максаков сжал зубы, выдернул чеку и швырнул гранату, вложив в замах всю свою силу.

 

- Отличный бросок, - похвалил Максакова инопланетник. - Аккурат под углом в сорок пять градусов.

 

- Я старался, - пробурчал в ответ Максаков. Странно, но взрыва он не услышал.

 

- Ладно, я пошёл, - сказал дезинсектор, сбрасывая верёвочную лестницу. - Генератор спустите мне на тросе. Да, и вот что. Усыпляющий газ действует максимум двенадцать часов. Поэтому, как только увидите, что эти начинают проявлять признаки жизни, кидаете новую гранату. И так до тех пор, пока я не вернусь. Гранат в чемодане много, думаю, вам хватит надолго. В любом случая, я постараюсь долго не задерживаться. Едой вы обеспечены, терпения вам тоже не занимать. Дерзайте.

 

Он надел маску, ободряюще махнул рукой и скрылся из глаз. Максаков спустил инопланетнику генератор, взял гранату и уселся на краю пещеры, свесив вниз ноги. Дезинсектор быстрым шагом шёл по дороге к городу. Толпа заражённых живописно лежала в беспамятстве, сражённая усыпляющим газом. Максаков достал из кармана пшеничный сухарик. Что ему ещё оставалось? Хрустеть солёным сухариком и терпеливо ожидать завершения этой... этой... фантасмагории. Ведь терпение его второе «я».

 

 

Дезинсектор возвратился девять гранат спустя. Впервые одиночество не тяготило Максакова. Максаков развлекался. Он кидал гранаты, хрустел пшеничными сухариками и запивал их минеральной водой «Боржоми». Завидя дезинсектора, Максаков сбросил ему лестницу. Дезинсектор медленно забрался наверх. Выглядел дезинсектор уставшим. Его комбинезон был покрыт бурыми пятнами и порван во многих местах. Труба генератора была погнута, а ранцевый баллон держался на одной плечевой лямке. Защитная маска с треснувшим забралом болталась на груди. Прочные резиновые перчатки были разъедены до дыр. Аптечка изрядно похудела.

 

- Дело сделано, - сказал дезинсектор. - Очаг поражения ликвидирован. Как я и предполагал, источником заразы был паразит. Регулианский сморчковый гриб. Р-р-едкостная гадость. Распространяется посредством спор. Споры проникают в кровоток, разрастаются и грибное тело прочно укореняется на позвоночнике у основания черепа. После уничтожения маточной грибницы, вторичные тела отмирают сами. Без всяких опасных последствий для жертв, к счастью. Ну, разве голова будет болеть. Да, кстати, я тут захватил по пути.., - инопланетник вручил Максакову мобильный телефон. - Правда, звонить покамест некому... кроме нашей конторы.., однако, я полагаю, ненадолго.

 

- Не уверен, - сказал безрадостно Максаков. - Я вам что-нибудь должен? За работу?

 

- Нисколько, - сказал дезинсектор. - Мы — учреждение бюджетное. Распишетесь в наряде и всё. Да, чтобы не забыть. Возьмите нашу визитку. Звоните в любое время дня и ночи. Выход через пятёрку. Сначала набираете звёздочку, решётку, амперсанд, затем пять и номер.

 

- Давайте ваш наряд, - сказал Максаков. - Где расписаться?

 

- Не спешите, - сказал дезинсектор, снимая баллон, - прежде нужно убедиться в результативности очистки. Когда вы в последний раз использовали гранату?

 

- Часов у меня нет, - произнёс Максаков, - солнце едва взошло...

 

- Понятно, - сказал дезинсектор, оттягивая рукав комбинезона. - А у меня часы есть. Сейчас двенадцать сорок семь по местному времени. Если учесть, что солнце в этой местности, в этот период года всходит в час пятьдесят два, то ваши соплеменники должны очнуться с минуты на минуту. Вот! Что и требовалось доказать. Потеря ориентации, головокружение и частичное выпадение поля зрения. Типичная симптоматика. Не беспокойтесь, временная.

 

- Я не волнуюсь, - Максаков едва сдерживался, чтобы не отвести взгляд. Вид бессмысленно ползающих по песку людей, отвращал.

 

- Неприятное зрелище, согласен, - сказал дезинсектор.

 

- Проблема не в этом, - процедил сквозь зубы Максаков, - проблема в том, что будет с нами после.

 

- Вы справитесь, надеюсь, - сказал дезинсектор, - впрочем, я мог бы вам помочь.

 

- Помочь? Чем?

 

- Это крайне неофициально, - помедлив, сказал инопланетник. - В нашей системе не поощряют рекламу конкурентов. Если об этом узнают, я могу лишиться места.

 

- Не узнают, - сказал Максаков. - По крайней мере, не от меня.

 

- Существуют фирмы, из частного сектора, которые за фиксированную плату полностью устраняют все последствия негативного воздействия чужих патогенных форм жизни. Приводят, так сказать, нечувствительно к состоянию до...

 

- Какова цена услуги?

 

- Процент от всех запасов полезных ископаемых на планете. В необработанном виде. Изымается так же. Нечувствительно... для аборигенов.

 

- Я не вправе, - сказал Максаков, - распоряжаться. Это привилегия власти...

 

- И кто здесь власть? - дезинсектор покрутил головой в поисках ответственных за решение лиц. - Не вижу никого, кроме вас. Так уж получилось, что власть сегодня вы и вам решать, принять или отказаться от предложения. Распишитесь... Копия ваша... и визиточку. Рекомендую настоятельно. Исключительно добросовестные парни. Солидная компания. Никакого обмана. Девятнадцать тысяч лет на рынке клиниговых услуг. Решайте. Всех благ!

 

Дезинсектор исчез вместе с контейнером, оставив Максакова наедине с вновь обретшими свободу людьми внизу и гамлетовской дилеммой в душе. Звонить, или не звонить?