Мария Бычкова

Тёмное местное

 

Не успели пропеть петухи, как откуда ни возьмись, появились варвары. Они хлынули к городу со всех сторон, пешком и на рогатых морах, обвешанные шкурами и в дурацких лохматых шапках, ощетинившись копьями и мечами, осыпая защитников города стрелами и камнями. Но стены Озарка крепки, а жители отважны. Так что бой начался нешуточный.

Давненько Озарк не подвергался набегам варваров. Прошло пять лет с тех пор, как Посланник Солнца появился в самый разгар того страшного сражения и помог разгромить врага. Это была великая битва! Много полегло народу, но и варвары понесли значительный урон, убегая несолоно хлебавши, бросая обозы с награбленным.

С тех пор их город стал ещё краше, еще богаче.  Избранный править всем городом гордился тем, как идут у них дела. Без лишней скромности он видел в этом и свою заслугу. Недаром его избирали на этот пост уже третий раз подряд. Он старался быть справедливым и честным. В голодные неурожайные годы вместе со всеми сидел на хлебе и воде, а в годы изобилия, налаживал торговлю с соседями, выручая хорошие деньги и строя на них больницы и школы.

 И вот снова, эти дикари пришли на их землю. Утро сменилось полднем, и уже вечер не за горами. Избранный  видел, что силы на исходе, а врагов словно и не становиться меньше. Но надо держаться, надо стоять до последнего воина, до последней капли крови.

–  Избранный! – размахивая руками и тяжело дыша, прокричал  запыхавшийся воин, преодолевая последние ступени. – У Западной башни обрушение стены, варвары бросились в атаку. Нужна помощь, – только теперь он позволил себе перевести дух, слегка прислониться плечом к каменной стене и оттереть ладонью пот со лба.

– Ирек, возьми своих людей и бегом на Западную, –  Избранный  с жалостью посмотрел на израненных, уставших людей, из последних сил всё ещё сдерживающих напор варваров. – Нет, оставайтесь здесь, я сам.

Перехватив удобней меч, он бросился к Западной башне. Несколько человек из личной охраны  поспешили вслед за своим правителем, стараясь хоть как-то  прикрыть его своими телами и дубовыми щитами.

Он бежал по улицам  города и с горечью отмечал, как горят разрушенные здания, как зияют дыры в стенах и крышах домов. Видел растерзанные  тела воинов, женщин, детей.  Никто не жалел себя, все встали на защиту своего дома. Стоны раненых рвали ему душу.

– Потерпите ребята, не до вас сейчас, – если бы Избранный умел плакать, он бы не сдерживал слёз.

Надо чудо. Или союзника. Утром он отправил гонца к соседу, но путь туда неблизкий. Если так пойдёт и дальше, то помощь подоспеет слишком поздно.

Внезапные радостные крики привлекли его внимание. Что-то происходило у Западной башни. Он  ускорил бег, но, еще не успев добежать до башни, радостная весть уже дошла  до его ушей: «Посланник Солнца снова пришёл на помощь жителям Озарка!» Вот оно – чудо! Боги любят их и оберегают. Не зря каждый год горожане собирают щедрые дары и приносят их в  храм Солнца.

Мысленно произнеся хвалу Солнцу и его посланнику, Избранный бросился в гущу сражения, тесня врага за стены города. Краем глаза он видел, как  на белом коне, в серебристых доспехах сражался он – Посланник Солнца. От него исходило некое свечение, словно само светило  вселилось в рыцаря, наделяя его нечеловеческой силой. Меч мелькал в руках Посланника, и только окровавленные тела варваров оседали вокруг него. Вскоре, они сражались бок обок, беспощадно круша врага.

Вот уже варвары отброшены, и битва продолжилась за стенами города. Только когда последний луч Солнца скрылся за горизонт, только тогда жители города поняли, что они вновь победили. Но праздновать победу сил ни у кого не осталось.

Лишь сейчас Избранный и Посланник Солнца смогли поприветствовать друг друга.

– Привет тебя, Посланник Солнца! Жители Озарка благодарят Богов за то, что они послали тебя нам, –  Избранный править  почтительно склонил голову перед рыцарем.

Посланник спрыгнул с коня, сморщился от кровоточащей раны в ноге, снял помятый шлем с головы и ответил правителю поклоном. Его густые рыжие волосы волнами спали на плечи, лишь на лбу приклеились уставшие пряди.

– И я приветствую тебя, доблестный правитель славного города Озарка. Ты никак запамятовал моё имя? Я же просил называть меня Дим, – он улыбнулся открытой улыбкой и огляделся по сторонам. – А у вас почти ничего не изменилось с последнего моего прихода. Так может, отметим славную победу и встречу заодно?

– Будь гостем Дим, – усмехнулся Князь и жестом пригласил следовать за ним.

Ужин был скромный, но веселый и хмельной. Легли не скоро, встали ещё позже…


***

Последний взмах метлы, последняя куча мусора и можно идти отдыхать. Он любил встать пораньше, когда нет спешащих прохожих, нет шумных машин, где только он и двор. Лишь крикливые вороны так и норовят стащить что-то из мусорного бака и растащить всё это по двору, прибавляя дворнику работы. Димыч вздыхал, и снова уже по второму, а то и по третьему кругу, слегка прихрамывая,  обходил двор с мешком и палкой, накалывая фантики, упаковки от чипсов, подбирая смятые банки и вечные пластиковые бутылки.

Днем он готовил себе простенький супец, после чего позволял всхрапнуть часик другой и снова за работу. А вот вечер это было его законное время. Имел право!
Димыч, прихватив скомканный пакет, шёл в магазин. Пиво. Он любил темное, тягучее пиво, местного пивзавода. Он брал полторашку, а если было настроение, то и две, прихватывал сушенной рыбки и ни боже мой никаких чипсов. Потом садился у окошка своей однокомнатной казенной квартирки на первом этаже, смотрел на двор, и с наслаждением отхлёбывал пиво прямо из бутылки.

Порой у подъезда собиралась молодежь. Они курили, лузгали семечки, грызли фисташки, бросая весь это мусор себе под ноги. Дворник  укоризненно качал головой, на что  соседский Витька виновато поживал плечами и тут же заверял:

– Дядь Дим, мы всё уберём.

Он снисходительно  махал на них рукой: молодежь, что с них возьмешь.

Жил он один, женой так и не обзавёлся, как и детьми. Так получилось. Когда-то он руководил конной секцией, но в тяжелые времена государство прикрыло всё, и он не захотел переучиваться. Так и ушел в дворники. Только фото своего любимца, белого скакуна, напоминало ему о тех годах, подмигивая со стены.

Выпив традиционную порцию своего темного пива и захмелев, Димыч проваливался в сон до самого звона неугомонного будильника.

 

***

Она бежала со всех ног, стараясь оторваться от преследователей. Да разве может человек сравниться с лошадью. Только петляя между деревьев, да скрываясь в зарослях, ей ещё удавалось держать дистанцию. И как её угораздило попасться им на глаза!

Варна шла в город к своей тетке. Так получилось, что её дом сгорел, похоронив под собой родителей и младшего брата. Её спасло чудо. И вот оставшись без ничего и совершенно одна, она и подалась в город. Знала, что дорога для молодой девушки опасна, поэтому и шла по ночам, да по краю, шарахаясь от любого звука и шороха. Под утро она вымоталась так, что уснула крепким сном и не услышала, как подъехали охотники. Не повезло, заметили.

Впереди она заметила  заросший кустами овражек. Девушка поспешила спуститься туда, но поскользнулась на мокрой глине и кубарем покатилась вниз. Когда очнулась, трое мужчин стояли над ней и похотливо усмехались. Варна попыталась встать, но силы оставили её. Только отчаянный крик вырвался из её груди: «Нет! Не надо!» Она закрыла глаза и сжалась в комок, всё повторяя: «не надо, не надо…» Грубые мужские руки шарили по её телу, забираясь под одежду. В нос ударил запах пота и старого перегара. Она слабо отбивалась, понимая бесполезность своих попыток.

– Оставьте её!

Голос прогремел, словно с небес. Девушка открыла глаза и ахнула. Над ними возвышался богатырь на белом коне в ореоле солнечных лучей. Словно сам Посланец Солнца явился к ней на помощь.

– Ты кто такой? Это наша добыча, так что иди куда шёл, – охотник поднял меч и конь сделал шаг навстречу всаднику.

– Женщина не может быть добычей, она может быть твоей наградой, твоим счастьем, твоей судьбой, – незнакомец спрыгнул с коня, вынимая меч из ножен.

Грубые похотливые руки больше не держали Варну, но она не могла заставить себя убежать. Если незнакомец победит, то ей нечего бояться, она готова стать ему наградой. Если победят охотники, то и ей жить незачем. Богатырь бился как Бог и Дьявол одновременно. Его рыжие волосы, словно грива льва, отсвечивали в лучах Солнца. Вот один из противников повержен, за ним другой, третий ещё сопротивляется, но Варна видела страх в его глазах: он уже знал, что обречен.

Девушка сбегала к роднику, смочила косынку и вернулась к своему спасителю. Её заботливые руки оттёрли кровь с рассеченной щеки, а нежный поцелуй постарался заглушить боль.

– Садись, дитя, я довезу тебя до города.

Он подсадил Варну на коня и сам легко запрыгнул в седло. Она чувствовала спиной его мускулистое тело, ощущала его запах, его дыхание на затылке. Ей было тепло и уютно рядом с ним. Она ничего не боялась и точно знала, что всё теперь будет у нее хорошо.

 

***

Если бы дело было в деревне, то мы бы сказали, что Димыч встал с петухами. Сон слетел мгновенно, только саднила рассеченная щека, да  приятная  тоска щекотала  в груди.  Привычно умывшись, заклеив рану пластырем и расчесав непослушные рыжие волосы, дворник, как Дядька Черномор, пошёл обходить дозором свои владения. А вечером снова будет любимое тёмное пиво местного пивзавода, и сон, дающий душе пищу.

Он не помнил, когда точно всё началось, не знал, как он это делает и почему. Помнит только, что когда он совершил свой первый  потусторонний подвиг, то вечером пил тёмное пиво местного розлива. С тех пор он не менял своих привычек, не хотел менять, просто боялся что-то изменить и сломать. Ведь каждое утро, зализав раны, Димыч думал о новых победах, о том, что его где-то там ждут, что он снова кому-то понадобится, а это значит, он снова выпьет тёмное пиво местного розлива и поспешит туда, где без него просто не справятся. Вот и сейчас вредные вороны поджидают его во дворе, чтоб издевательски каркая, снова разбросать мусор из бачков, не давая дворнику ни минуты покоя. И ЭТО его мир, будь он трижды неладен, но жив-здоров.